Меню

24 часового суточного воспроизведения питания



Методические рекомендации по оценке потребляемой пищи методом 24-часового (суточного) воспроизведения питания

Утверждены заместителем Главного государственного санитарного врача

Российской Федерации Г.Г. Онищенко, № С-1, 19/14-17, 26.02.1996 г.

Важнейшие характеристики продуктов и блюд, описываемые при

24-часовом воспроизведении питания

Основное название, общая

характеристика, способ и

особенности приготовления и

Какие использовались добавки или

дополнительные компоненты (должны быть

записаны отдельной строкой наряду с

Хлебобулочные и зерновые продукты

Хлеб, булочки несдобные

Черный, белый, сорт муки; количество кусков (определяется по альбому)

Если в виде бутерброда, то с чем ели (масло, сыр, колбаса и др.) или чем запивали

Вид и сорт муки, с какими добавками; домашние или из кулинарии. Какая начинка для блинчиков: мясо, творог, джем, варенье и т.д.

Масло, маргарин, сметана, варенье, мёд

Вид (жареные или печеные), вид теста, начинка, домашнего приготовления или производственного

С чем ели или чем запивали

Хлопья и другие сухие завтраки

С чем ели или чем запивали

Каши, макароны отварные

Вид, рассыпчатая или вязкая, на воде или в виде гарнира; каши молочные: с/без добавления масла и/или сахара в процессе приготовления; макароны отварные, обжаренные в масле

Масло, маргарин, другой жир, соус, сыр и прочие компоненты, добавленные при приеме пищи

Из какого хлеба (его количество), использованный при обжаривании жир, смоченные молоком, яйцом

С чем ели или чем запивали

Национальные сорта хлеба (лепешки)

Название, основные составные части, способ приготовления, количество определяется самостоятельно, если отсутствуют сведения в альбоме

С чем ели или чем запивали

Пример. Интервьюер выяснил, что респондент съел 1 порцию каши рисовой молочной без масла, 1 пирожок жареный с капустой и 3 куска лепешки из пшеничной муки высшего сорта. Интервьюер выясняет детали характеристики блюд и, оценив по альбому вес каждого из приведенных продуктов, записывает в анкете:

Каша рисовая молочная без масла 200

Пирожок жареный с капустой и луком, 1 шт. 80

Лепешка из пшеничной муки высшего сорта, 3 куска 240

Источник

Схемы интер­валь­ного голодания

Анна Смир­нова
не ест мини­мум 10 часов в день

Диеты вхо­дят в моду и выхо­дят из неё. Недавно все про­бо­вали кето­пи­тание и отка­зы­ва­лись от мяса, сахара, глю­тена. Сей­час в тренде интер­валь­ное голо­да­ние: помо­гает поху­деть, лечит и поз­во­ляет есть вообще всё, что угодно — по опре­де­лён­ной системе. Раз­би­ра­емся с попу­ляр­ными схе­мами и меню интер­валь­ного голо­да­ния и выяс­няем, рабо­тает оно или нет.

Что такое интер­валь­ное голодание

Интер­валь­ное голо­да­ние суще­ствует уже много лет, если счи­тать осно­вой диеты про­стой под­ход: сутки делятся на две части, один про­ме­жу­ток для еды, дру­гой — для голода. Но вот гра­ница между этими двумя про­ме­жут­ками то и дело сдви­га­ется. То все обсуж­дают, что до 12 часов дня можно есть всё что угодно, и не тол­стеть. То запре­щают есть на ночь — обычно после 18 или 19. Сей­час в ходу 4 рас­про­стра­нён­ных схемы интер­валь­ного голодания.

Интер­валь­ное голо­да­ние 14:10

Самый про­стой вари­ант. С него можно начать, если метод вас заинтересовал.14 часов голо­да­ния сме­ня­ются 10 часами празд­ника живота. Пред­ставьте, что есть вы пере­стали, напри­мер, в 8 вечера. Позав­тра­кав в 10, вы можете целых 10 часов насла­ждаться жиз­нью и худеть. В чём сек­рет и где дока­за­тель­ства эффективности?

Суще­ствует иссле­до­ва­ние, пока­зы­ва­ю­щее пользу 10-часо­вого голо­да­ния в сни­же­нии веса и дав­ле­ния. Один момент: он каса­ется людей с мета­бо­ли­че­ским син­дро­мом — это сово­куп­ность откло­не­ний, таких как ожи­ре­ние, гипер­то­ния, повы­шен­ный уро­вень сахара и холе­сте­рола в крови, кото­рая в зна­чи­тель­ной сте­пени повы­шает риск раз­ви­тия сер­дечно-сосу­ди­стой пато­ло­гии, сахар­ного диа­бета 2‑го типа и ряда дру­гих забо­ле­ва­ний. По сути, он пред­став­ляет группу фак­то­ров риска, кото­рые часто встре­ча­ются вме­сте, уве­ли­чи­вая веро­ят­ность тяжё­лых забо­ле­ва­ний. Странно было бы, если при таком наборе ослож­не­ний огра­ни­че­ния в пита­нии не при­но­сили бы ника­кой пользы. Дру­гое дело, если вы хотите про­сто изба­виться от 3 лиш­них кг.

Есть и дру­гие мно­го­обе­ща­ю­щие иссле­до­ва­ния: к сожа­ле­нию, они каса­ются крыс и фрук­то­вых мушек. Но и вреда от интер­валь­ной схемы голо­да­ния 14:10 нет, она даже может сра­бо­тать и при­ве­сти к потере веса и улуч­ше­нию здо­ро­вья при соблю­де­нии одного малень­кого, но важ­ного усло­вия: в тече­ние 14 часов вы должны питаться сба­лан­си­ро­ванно и тра­тить больше энер­гии, чем полу­ча­ете. А это уже ника­кая не схема, не диета и не сек­рет­ное зна­ние, а про­стая логика и пра­виль­ный режим дня с 8‑часовым сном и парой часов на отдых желудка перед ним.

Интер­валь­ное голо­да­ние 20:4

Если пер­вые две схемы вас не напу­гали, суще­ствует вари­ант 20:4. Для еды оста­ётся всего 4 часа, 20 часов длится голо­да­ние. Всё время можно пить воду. Неко­то­рые адепты голо­да­ния допус­кают овощ­ные соки, орехи и зелё­ный чай. Обычно вре­мени хва­тает на один боль­шой приём пищи, вроде обеда, либо на два неболь­ших пере­куса.
Науч­ные пре­иму­ще­ства интер­валь­ного голо­да­ния свя­зы­вают при­суж­де­нием Нобе­лев­ской пре­мии Ёси­нори Осуми — учё­ному, кото­рый много лет изу­чал меха­низмы ауто­фа­гии. Во время голо­да­ния, как выяс­ни­лось, орга­низм рас­щеп­ляет ста­рые или повре­ждён­ные белки более интен­сивно, в том числе избав­ля­ясь от дефект­ных и вре­до­нос­ных. Не все обра­щают вни­ма­ние на то, что речь идёт об орга­низме пекар­ских дрож­жей — при­ме­нять полу­чен­ные в экс­пе­ри­мен­тах дан­ные на людях пока очень и очень рано.

Схема интер­валь­ного голо­да­ния 24

Сутки голода между при­ё­мами пищи. Позав­тра­кали в 10 утра? В сле­ду­ю­щий раз поесть можно через 24 часа. Чаще 2–3 раз в неделю повто­рять не стоит. Но даже и при такой частоте такое голо­да­ние спо­собно при­не­сти доста­точно вреда и «напу­гать» орга­низм до бес­кон­троль­ного обжор­ства.

Помо­гает ли такая схема поху­деть? Веро­ятно, да, как и любое огра­ни­че­ние кало­рий­но­сти раци­она. Но про­блема в сохра­не­нии резуль­та­тов. Спро­сите себя: смо­жете ли вы питаться раз в сутки всю остав­шу­юся жизнь? Неза­ви­симо от состо­я­ния здо­ро­вья и настро­е­ния? В дни с вяза­нием перед теле­ви­зо­ром и в дни мара­фон­ских нагру­зок на работе?

Дру­гие схемы интер­валь­ного голодания

Анге­лина Водо­лаз­кая, врач-дие­то­лог ком­па­нии доставки здо­ро­вого пита­ния, SoloFood.ru пре­ду­пре­ждает:

«Прежде чем экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с интер­валь­ными голо­да­ни­ями, про­кон­суль­ти­руй­тесь у сво­его леча­щего врача. Если вы здо­ровы, то можно про­бо­вать. В есте­ствен­ных усло­виях, когда чело­век не ест за 3–4 часа до сна, он и так про­во­дит 11–12 часов без еды. Очень есте­ствен­ное интер­валь­ное голо­да­ние получается».

Регу­ляр­ное и частое здо­ро­вое пита­ние рабо­тает не хуже. И оно гораздо при­ят­нее голо­да­ния. Про­граммы сни­же­ния веса сер­виса доставки здо­ро­вого пита­ния SOLO помо­гают поху­деть без непри­ят­ных ощу­ще­ний и борьбы с собой. Даже про­грамма «Solo Раз­грузка» под­ра­зу­ме­вает огра­ни­че­ние кало­рий, но не отказ от еды. Диета длится девять дней, помо­гает сбро­сить до 8 кг, сэко­но­мить время и полу­чить гастро­но­ми­че­ский опыт.

«Solo Раз­грузку» выби­рают, чтобы под­го­то­виться к празд­нику или мягко вер­нуться к обыч­ной жизни, изба­вив­шись от его послед­ствий. Но при этом худеть на «Solo Раз­грузке» ком­фортно. Бла­го­даря регу­ляр­ным при­ё­мам пищи вы не испы­ты­ва­ете чув­ства голода, не едите одно и то же и даже не отка­зы­ва­е­тесь от слад­кого: в раци­оне есть мёд, а набор про­дук­тов меня­ется каж­дые 3 дня.

Источник

Анализ фактического питания детей и подростков России в возрасте от 3 до 19 лет Текст научной статьи по специальности « Науки о здоровье»

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Мартинчик Арсений Николаевич, Батурин Александр Константинович, Кешабянц Эвелина Эдуардовна, Фатьянова Людмила Николаевна, Семенова Ярослава Алексеевна

Проанализированы результаты выборочного обследования рациона питания детей и подростков в возрасте 3-19 лет, проведенного Росстатом на выборке 45 тыс. домохозяйств во всех субъектах РФ в 2013 г. Фактическое потребление пищи изучали методом 24-часового воспроизведения питания. Анализируемая выборка включала 34 637 записей. Распределение выборки детей по месту проживания (город, село) и по федеральным округам носило репрезентативный характер. Величины среднесуточного потребления энергии и пищевых веществ сравнивали с Нормами физиологических потребностей (НФП) 2008 г., принятыми в России, или рекомендациями Всемирной организации здравоохранения (% добавленного сахара и количество добавленной соли ). Средние величины потребления энергии у детей близки к НФП для соответствующего пола и возраста, хотя несколько ниже норм, что характерно для данных, получаемых методом 24-часового воспроизведения питания. Отчетливо выявляется зависимость потребления энергии от возраста, а также от пола в группах старше 11 лет. Средние величины потребления пищевых веществ в большинстве случаев несколько ниже НФП и изменяются в зависимости от пола и возраста аналогично изменениям величин потребления энергии. Полученные данные позволяют заключить, что основные нарушения питания детской популяции 3-19 лет заключаются в избыточном потреблении общего жира , насыщенных жирных кислот, добавленного сахара и поваренной соли в сочетании с недостаточностью кальция и железа. Потребление белка и жира в процентах от калорийности рациона детей всех возрастов прямо зависит от величины среднедушевого дохода в семье, тогда как потребление общих углеводов и добавленного сахара снижается при его увеличении. Результаты анализа потребления макронутриентов свидетельствуют о существенном влиянии социально-экономических факторов на характер питания детей , что подтверждает данные, полученные нами в начале 1990-х гг.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Мартинчик Арсений Николаевич, Батурин Александр Константинович, Кешабянц Эвелина Эдуардовна, Фатьянова Людмила Николаевна, Семенова Ярослава Алексеевна

Dietary intake analysis of Russian children 3-19 years old

The objectives of this study was to analyze energy and nutrient intakes in Russian children 3-19 years old, based on the National Survey conducted by Rosstat among 45 thousand households in all regions of Russia in 2013. Dietary intake assessment was investigated using method of 24-hour recall. The analysed sample consisted of 34 637 records. Sampling distribution of children by place of residence (urban, rural) and by Federal Districts has a representative character. The values of the mean daily energy and nutrients consumption were compared to Russia recommendations (based on physiological needs), or compared to WHO recommendations (for added sugars and salt). It has been shown that values of energy consumption in children are similar to the Russia recommendations for the corresponding age and gender, although a bit lower standards which is typical for data got by 24-hour food recall. It reveals clearly the association of energy consumption with the age and sex in groups of children over 11 years. Nutrient intakes in the most cases were slightly lower Russia recommendations and varied depending on gender and age, similar to the change in the energy consumption level. The findings showed that the major issues in children aged 3-19 years are an excessive consumption of the total fat, saturated fatty acids, added sugar and salt in combination with calcium and iron deficiency. Protein and fat intakes in percentage of the total calories intake of children of all ages are directly associated with the family income, while total carbohydrates and added sugars intake reduces by increasing the income. Results of the analysis of macronutrients consumption indicate significant effects of socio-economic factors on child nutrition, which confirms the data obtained in the early 1990s.

Текст научной работы на тему «Анализ фактического питания детей и подростков России в возрасте от 3 до 19 лет»

Мартинчик Арсений Николаевич — доктор медицинских наук, профессор, ведущий научный сотрудник лаборатории эпидемиологии питания и генодиагностики алиментарно-зависимых заболеваний ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии» Адрес: 109240, г. Москва, Устьинский проезд, д. 2/14 Телефон: (495) 698-53-87 E-mail: amartin@ion.ru

Мартинчик А.Н.1, Батурин А.К.1, Кешабянц Э.Э.1, Фатьянова Л.Н.2, Семенова Я.А.3, Базарова Л.Б.3, Устинова Ю.В.4

Анализ фактического питания детей и подростков России в возрасте от 3 до 19 лет

1 ФГБУН «ФИЦ питания биотехнологии», Москва

2 Федеральная служба государственной статистики, Москва

3 Исследовательский центр «Нестле», Лозанна, Швейцария

4 ООО «Нестле Россия», Москва

1 Federal Research Centre of Nutrition, Biotechnology and Foоd Safety, Moscow

2 Federal State Statistics Service’s (Rosstat), Moscow

3 Nestle Research Center, Lausanne, Switzerland

4 Nestle Russia LLC, Moscow

Проанализированы результаты выборочного обследования рациона питания детей и подростков в возрасте 3-19 лет, проведенного Росстатом на выборке 45 тыс. домохозяйств во всех субъектах РФ в 2013 г. Фактическое потребление пищи изучали методом 24-часового воспроизведения питания. Анализируемая выборка включала 34 637 записей. Распределение выборки детей по месту проживания (город, село) и по федеральным округам носило репрезентативный характер. Величины среднесуточного потребления энергии и пищевых веществ сравнивали с Нормами физиологических потребностей (НФП) 2008 г., принятыми в России, или рекомендациями Всемирной организации здравоохранения (% добавленного сахара и количество добавленной соли). Средние величины потребления энергии у детей близки к НФП для соответствующего пола и возраста, хотя несколько ниже норм, что характерно для данных, получаемых методом 24-часового воспроизведения питания. Отчетливо выявляется зависимость потребления энергии от возраста, а также от пола в группах старше 11 лет. Средние величины потребления пищевых веществ в большинстве случаев несколько ниже НФП и изменяются в зависимости от пола и возраста аналогично изменениям величин потребления энергии. Полученные данные позволяют заключить, что основные нарушения питания детской популяции 3-19 лет заключаются в избыточном потреблении общего жира, насыщенных жирных кислот, добавленного сахара и поваренной соли в сочетании с недостаточнос-

Для цитирования: Мартинчик АН., Батурин А.К., Кешабянц Э.Э., Фатьянова Л.Н., Семенова Я.А., Базарова Л.Б., Устинова Ю.В. Анализ фактического питания детей и подростков России в возрасте от 3 до 19 лет // Вопр. питания. 2017. Т. 86. № 4. С. 50-60. Статья поступила в редакцию 20.12.2016. Принята в печать 02.05.2017.

For citation: Martinchik A.N., Baturin А.К., Keshabyants E.E., Fatyanova L.N., Semenova Ya.A., Bazarova L.B., Ustinova Yu.V. Dietary intake analysis of Russian children 3-19 years old. Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2017; 86 (4): 50-60. (in Russian) Received 20.12.2016. Accepted for publication 02.05.2017.

Dietary intake analysis of Russian children 3-19 years old

Martinchik A.N.1, Baturin A.K.1, Keshabyants E.E.1, Fatyanova L.N.2, Semenova Ya.A.3, Bazarova L.B.3, Ustinova Yu.V.4

тью кальция и железа. Потребление белка и жира в процентах от калорийности рациона детей всех возрастов прямо зависит от величины среднедушевого дохода в семье, тогда как потребление общих углеводов и добавленного сахара снижается при его увеличении. Результаты анализа потребления макронут-риентов свидетельствуют о существенном влиянии социально-экономических факторов на характер питания детей, что подтверждает данные, полученные нами в начале 1990-х гг.

Ключевые слова: дети, фактическое питание, потребление нутриентов, жиры, добавленный сахар, добавленная соль, социально-экономический статус

The objectives of this study was to analyze energy and nutrient intakes in Russian children 3-19 years old, based on the National Survey conducted by Rosstat among 45 thousand households in all regions of Russia in 2013. Dietary intake assessment was investigated using method of 24-hour recall. The analysed sample consisted of34 637 records. Sampling distribution of children by place of residence (urban, rural) and by Federal Districts has a representative character. The values of the mean daily energy and nutrients consumption were compared to Russia recommendations (based on physiological needs), or compared to WHO recommendations (for added sugars and salt). It has been shown that values of energy consumption in children are similar to the Russia recommendations for the corresponding age and gender, although a bit lower standards — which is typical for data got by 24-hour food recall. It reveals clearly the association of energy consumption with the age and sex in groups of children over 11 years. Nutrient intakes in the most cases were slightly lower Russia recommendations and varied depending on gender and age, similar to the change in the energy consumption level. The findings showed that the major issues in children aged 3-19 years are an excessive consumption of the total fat, saturated fatty acids, added sugar and salt in combination with calcium and iron deficiency. Protein and fat intakes in percentage of the total calories intake of children of all ages are directly associated with the family income, while total carbohydrates and added sugars intake reduces by increasing the income. Results of the analysis of macronutrients consumption indicate significant effects of socio-economic factors on child nutrition, which confirms the data obtained in the early 1990s.

Keywords: children, dietary intake, nutrient intake, fats, added sugar, added salt, socio -economic status

I I имеет медицинское значение не только как фактор сохранения здоровья и развития ребенка, но и как фактор, определяющий здоровье будущих поколений. Организм ребенка отличается от взрослого бурным ростом и развитием, формированием органов и систем, увеличением мышечной массы, что определяет высокую потребность в пищевых веществах и энергии. Для питания детей и подростков имеет значение как проблема его недостаточности, в первую очередь общее недоедание или дефицит микронутриентов, так и надвигающаяся «эпидемия» ожирения, характерная для развитых стран.

равильное здоровое питание детей и подростков

положения и состояния здоровья населения РФ (Р1_Мв) [1, 2], а также по материалам исследования, организованного Европейским бюро Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) [3]. Особое внимание уделяли выявлению риска недостаточности питания в связи с социально-экономическими реформами начала 1990-х гг. Была выявлена зависимость фактического потребления и антропометрических параметров пищевого статуса детей от социально-экономического положения семьи, в частности от уровня ее доходов [4].

Проведенные в последние годы исследования выявили дефицит некоторых витаминов и минеральных веществ [5, 6].

Исследования фактического питания детей во всем мире встречаются существенно реже, чем исследования питания других возрастных групп населения. Это тем более справедливо для России, где широкомасштабное изучение характера питания и пищевого статуса населения началось лишь в начале 1990-х гг. Нами впервые был проведен анализ результатов крупных эпидемиологических исследований питания и пищевого статуса детей и подростков России по материалам Российского мониторинга социально-экономического

Цель данного исследования — анализ фактического питания детей и подростков России в возрасте от 3 до 19 лет и выявление значимых проблем и нарушений потребления пищевых веществ и энергии у этой категории детского населения.

Важно отметить данные, свидетельствующие о росте распространенности избыточной массы тела и ожирения у детей различного возраста, особенно в возрастной группе 17 лет [7, 8], а также у взрослого населения [9].

Материал и методы

В работе использованы материалы выборочного обследования рациона питания, проведенного Росстатом на выборке 45 тыс. домохозяйств во всех субъектах РФ в 2013 г. [10]. Разработка методологии сбора и анализа полученных данных проведена ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии». Выборочное наблюдение рациона питания населения во всех субъектах РФ осуществлялось на основе опроса всех членов домашних хозяйств, в том числе всех детей.

Фактическое потребление пищи у всех детей, проживающих в отобранных домохозяйствах, изучали методом 24-часового воспроизведения питания [11, 12]. Опросы респондентов проводили специально обученные интервьюеры. Оценку фактического потребления пищи детьми в возрасте 3-7 лет проводили со слов матери или других взрослых, ухаживающих за детьми. Опрос детей 7-10-летнего возраста проводили с участием взрослых, а детей старше 10-летнего возраста опрашивали лично. Количество потребляемой пищи оценивали с помощью альбома порций продуктов и блюд, содержащего фотографии различной величины порций наиболее часто употребляемой пищи [13].

Выборочное наблюдение рациона питания населения проводили в 2 этапа — в апреле и сентябре 2013 г. Поскольку не все дети, участвовавшие в исследовании на первом этапе, повторили исследование во втором, а между двумя этапами проходило около 5 мес, и за этот период часть детей переходила в другие, более старшие возрастные группы, при анализе не выделяли результаты отдельно по этапам, а объединили все данные в один пул. Следует подчеркнуть, что для каждого этапа обследования был рассчитан актуальный возраст детей, который они имели в момент обследования. Таким образом, при указании объема выборки использовано число записей по питанию, полученных за 2 этапа. Предварительный анализ среднедушевых данных по потреблению пищевых веществ и энергии не выявил каких-либо существенных различий между двумя этапами.

Обработку первичного материала, расчеты и преобразования данных, а также статистическую обработку проводили с помощью программы IBM SPSS Statistics v.20,0, в которой был специально написан алгоритм (синтакс) расчетов, анализа индивидуального потребления пищевых продуктов и конвертирования данных о потреблении пищи в величины потребления энергии и пищевых веществ.

Результаты и обсуждение

Характеристика выборки исследования

Анализируемая выборка детей 3-19 лет включала 34 637 записей результатов проведенного обследования. Для анализа было выбрано разделение по возрастным группам в зависимости от установленных в России норм физиологических потребностей (НФП) в энергии

и пищевых веществах для детей и подростков [14]. Таким образом, были сформированы группы 3-7, 7-11, 11-14 и 14-19 лет. Распределение по половому признаку внутри выборки носило равномерный характер с небольшим превалированием мужского пола — 51,5% против 48,5% женского (табл. 1). Доля городских жителей составила 67,1%, сельских — 32,9%, что коррелирует с официальными данными государственной статистики по числу городских и сельских жителей на территории России (74,1 и 25,9% соответственно). Распределение выборки по субъектам РФ также носило репрезентативный характер и отражало статистическое распространение населения по всей стране с количественным доминированием в Центральном федеральном округе — 20,1% респондентов [10].

Фактическое потребление пищевых веществ

Совокупные результаты среднесуточного потребления энергии и пищевых веществ у детей по всем возрастным группам в сравнении с соответствующими НФП представлены в табл. 2. Значения суточного потребления насыщенных жирных кислот (НЖК), добавленного сахара и поваренной соли сравнивали с рекомендуемыми величинами, предложенными ВОЗ [15, 16].

Было также проанализировано процентильное распределение величин потребления энергии и ряда критически значимых с точки зрения здоровья детей макро-и микронутриентов, таких как общий жир, насыщенные жирные кислоты, добавленная соль, добавленный сахар, пищевые волокна, кальций, железо (табл. 3). Для анализа процентильного распределения потребления были выбраны более дробные возрастные группы, так как потребление тех или иных пищевых веществ существенно зависит от возраста детей, и это оказывает влияние на характер распределения.

Согласно полученным результатам (см. табл. 2), средние величины поступления энергии с пищей близки к НФП для соответствующего пола и возраста. Данные, представленные в табл. 2 и 3, отчетливо демонстрируют зависимость потребления энергии от возраста, а также от пола в группах детей старше 11 лет. Средние величины потребления пищевых веществ в большинстве случаев несколько ниже НФП и изменяются аналогично энергии. Следует подчеркнуть, что метод 24-часового воспроизведения питания недооценивает общее потребление энергии и пищевых веществ, что признано в мировой литературе [17, 18]. Кроме того, при использовании широкого диапазона возрастных групп не исключено влияние возрастного распределения детей.

По результатам анализа средних величин потребления энергии и макронутриентов серьезных проблем, связанных с белково-энергетической недостаточностью рационов детей в возрасте 3-19 лет, не выявлено.

Однако отчетливо выявляются проблемы нарушения структуры потребления энергии. Во-первых, обращают на себя внимание высокие величины потребления общего жира у детей старших возрастов (11-19 лет) —

Таблица 1. Характеристика выборки

Показатель 3-7 лет 7-11 лет 11-14 лет 14-19 лет 3-19 лет

абс. % абс. % абс. % абс. % абс. %

Всего 9811 100,0 9084 100,0 6389 100,0 9353 100,0 34 637 100,0

Мужской 5169 52,7 4671 51,4 3275 51,3 4714 50,4 17 829 51,5

Женский 4642 47,3 4413 48,6 3114 48,7 4639 49,6 16 808 48,5

Распределение по типу населенного пункта

Городской 6631 67,6 6057 66,7 4304 67,4 6242 66,7 23 234 67,1

Сельский 3180 32,4 3027 33,3 2085 32,6 3111 33,3 11 403 32,9

Распределение по федеральным округам

Центральный 1845 18,8 1774 19,5 1352 21,2 1981 21,2 6952 20,1

Северо-Западный 1020 10,4 906 10,0 648 10,1 810 8,7 3384 9,8

Южный 923 9,4 793 8,7 529 8,3 838 9,0 3083 8,9

Приволжский 1560 15,9 1550 17,1 1107 17,3 1627 17,4 5844 16,9

Уральский 751 7,7 748 8,2 527 8,2 731 7,8 2757 8,0

Сибирский 1778 18,1 1555 17,1 1006 15,7 1416 15,1 5755 16,6

Дальневосточный 810 8,3 711 7,8 516 8,1 724 7,7 2761 8,0

Северо-Кавказский 1124 11,5 1047 11,5 704 11,0 1226 13,1 4101 11,8

Распределение по квинтилям среднемесячного дохода семьи

1-й 3133 32,4 2920 32,5 1940 30,7 2799 30,2 10 792 31,5

2-й 2196 22,7 2033 22,6 1472 23,3 2226 24,1 7927 23,1

3-й 1748 18,1 1685 18,7 1138 18,0 1773 19,2 6344 18,5

4-й 1520 15,7 1388 15,4 959 15,2 1340 14,5 5207 15,2

5-й 1086 11,2 964 10,7 818 12,9 1115 12,1 3983 11,6

34-35% от общей калорийности рациона. При этом среднее содержание НЖК в этих группах составляет 14% от энергии рациона при рекомендуемом менее 10%.

Во-вторых, доля добавленного сахара во всех возрастных группах существенно превышает рекомендуемые величины (менее 10% калорийности), составляя в среднем 13-14% от общей калорийности рационов. Доля добавленного сахара в потреблении энергии выше у девочек по сравнению с мальчиками, различия статистически значимы (р Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Натрий, мг 2338 1095 700 2896 1292 1000 3366 1489 1100 2973 1330 1100 4178 1965 1300 2942 1460 1300

Магний, мг 256,2 157,6 200 296,7 208,4 250 336,8 292,1 300 303,9 228,1 300 367,8 276,5 400 294,3 242,5 400

Железо, мг 11,7 5,6 10 13,9 6,2 12 15,7 8,3 12 14,5 7,1 15 17,8 8,9 15 13,8 6,8 18

Кальций, мг 657,2 320,0 900 625,7 324,4 1100 645,0 337,7 1200 610,4 321,3 1200 682,9 393,1 1200 571,7 324,8 1200

Фосфор, мг 936,5 365,4 800 995,6 380,8 1100 1091,4 417,1 1200 994,6 386,2 1200 1237,2 509,9 1200 950,4 399,1 1200

— рекомендации ВОЗ по суточному потреблению.

Таблица 3. Процентильное распределение потребления энергии и некоторых пищевых веществ в зависимости от пола и возраста

Нутриенты Мужской пол Женский пол

возраст, годы среднее СО* процентили НФП среднее СО* процентили НФП

5-й 25-Й 50-й 75-й 95-й 5-й 25-й 50-й 75-й 95-й

Энергетическая ценность, ккал 3-4 1560 545 794 1164 1510 1890 2480 1800 1560 546 777 1162 1510 1895 2554 1800

4-7 1749 593 903 1339 1689 2102 2813 1800 1676 574 859 1282 1605 2015 2726 1800

7-9 1951 657 1030 1490 1876 2300 3144 2100 1814 593 960 1408 1743 2164 2875 2100

9-11 2048 706 1058 1557 1955 2437 3335 2100 1896 640 1018 1454 1814 2216 3033 2100

11-14 2185 751 1144 1654 2091 2604 3569 2500 1974 694 1018 1498 1885 2349 3201 2300

14-19 2484 921 1205 1833 2358 2974 4147 2900 1882 731 861 1384 1792 2281 3168 2500

Жиры, г 3-4 54,4 25,4 21,7 37 50,4 66,7 97,7 60 55 26,1 21,2 36,7 50,9 68,4 102,3 60

4-7 61,9 27,9 24,9 42,9 57 76,5 111,9 60 59 26,7 23,8 40,2 55 72,5 108,2 60

7-9 72,3 34,1 28,4 48,4 66,5 88,6 133,7 70 65,9 29,9 26,3 44,7 61,2 81,1 122,8 70

9-11 76,9 36 30,6 51,7 70,8 94,4 146,7 70 70,8 32,6 29,2 47,6 65,7 87,1 130,9 70

11-14 84,3 40 33,4 56 77,6 105,2 157,1 83 75,9 38,2 29,4 51 69,7 93,3 142,1 77

14-19 99,5 48,6 37 64,8 91,3 124,2 192,5 97 75 38,6 24,6 48,3 68,9 94,2 145 83

% жира по калорииности 3-4 31,0 7,5 19,7 26,2 30,2 35,7 44,0 30 31,2 7,8 19,5 25,8 30,7 36,0 44,6 30

4-7 31,5 7,6 19,8 26,3 31,0 36,1 44,8 30 31,3 7,8 19,3 26,0 30,9 36,2 44,9 30

7-9 32,8 8,1 19,9 27,4 32,5 38,0 46,0 30 32,2 7,9 19,7 26,7 31,8 37,0 46,1 30

9-11 33,2 8,1 20,2 27,8 33,0 38,5 46,9 30 33,1 8,1 20,6 27,3 32,7 38,4 46,7 30

11-14 34,0 8,3 20,6 28,1 33,9 39,8 47,6 30 33,9 8,3 21,1 28,3 33,7 39,3 47,7 30

14-19 35,3 8,5 21,6 29,5 35,2 41,2 49,4 30 35,1 9 20,6 29,1 34,8 41,2 50,1 30

% НЖК по калорииности 3-4 14,1 4,4 7,3 11,5 14 16,6 21,4 10** 14,2 4,3 7,8 11,4 13,8 16,6 21,8 10**

4-7 14,0 4,3 7,4 11,2 13,7 16,5 21,4 10** 14 4,3 7,4 11,1 13,8 16,6 21,5 10**

7-9 13,9 4,4 7,2 10,9 13,5 16,6 21,4 10** 13,6 4,3 7,2 10,6 13,4 16,2 21,2 10**

9-11 13,9 4,5 6,8 10,9 13,6 16,5 21,6 10** 13,8 4,4 7,1 10,7 13,5 16,6 21,7 10**

11-14 14,0 4,5 7,1 10,8 13,6 17 21,8 10** 14 4,6 6,9 10,8 13,7 16,8 22 10**

14-19 14,0 4,6 7,1 10,8 13,7 16,9 21,9 10** 14,1 4,9 6,8 10,8 13,8 17,1 22,7 10**

Добавленный сахар, г 3-4 56,4 35,0 9,0 31,7 51,6 74,0 121,7 — 53,7 31,3 8,5 30,6 49,7 72,8 109 —

4-7 63,6 36,4 13,4 38,6 58,6 82,3 129,6 — 62,3 35,0 12,0 38,0 58,4 81,1 123,9 —

7-9 69,6 40,8 17,0 41,1 63,6 91,1 140,7 — 65,4 38,8 13,9 39,5 59,3 83,7 136 —

9-11 71,7 42,2 16,0 43,2 64,8 92,9 150,7 — 67,4 39,2 15,4 40,5 61,9 86,6 136,8 —

11-14 73,9 42,8 17,5 44,1 67,1 96,8 152,5 — 68,9 41,3 16,0 39,9 62,2 90,0 144 —

14-19 76,9 49 15,4 44,2 69,2 99,8 167,6 — 62,7 42,6 4,7 33,5 56,2 83,3 139,5 —

Окончание табл. 3

Нутриенты Мужской пол Женский пол

возраст, годы среднее СО* процентили НФП среднее СО* процентили НФП

5-й 25-й 50-й 75-й 95-й 5-й 25-й 50-й 75-й 95-й

% добавленного сахара по калорийности 3-4 14,4 7,4 3,3 9,1 13,8 18,4 26,7 10** 13,7 6,7 3,2 9,3 13,4 17,8 24,7 10**

4-7 14,6 7,0 3,9 10,1 14,1 18,4 26,4 10** 14,8 6,9 4,1 10,5 14,5 18,7 26,5 10**

7-9 14,2 6,8 4,0 9,6 13,8 17,9 26,5 10** 14,4 6,9 3,6 9,7 13,9 18,6 26,6 10**

9-11 14,1 6,9 4,0 9,3 13,5 17,9 26,0 10** 14,3 6,9 3,8 9,6 13,7 18,4 27,1 10**

11-14 13,6 6,7 3,8 8,9 13,1 17,5 25,3 10** 14,1 7,3 3,7 9,2 13,5 17,9 26,9 10**

14-19 12,5 6,7 3,0 7,9 11,8 16,1 24,5 10** 13,3 7,5 1,7 8,1 12,6 17,6 26,4 10**

Пищевые волокна, г 3-4 14,3 6,3 6,0 10,0 13,6 17,9 25,7 10 14,3 6,3 5,9 9,3 13,4 18,0 26,0 10

4-7 16,1 6,9 6,7 11,2 15,0 20,0 28,7 10 15,6 7,1 6,1 10,6 14,8 19,6 27,9 10

7-9 17,8 7,3 7,9 12,7 16,9 21,8 31,6 15 17,0 6,9 7,4 12,0 16,3 20,8 29,4 15

9-11 18,8 7,9 8,1 13,3 17,7 23,1 33,5 15 17,9 7,4 8,0 12,7 16,8 21,8 31,2 15

11-14 20,3 8,6 8,8 14,2 19,0 24,9 36,4 20 18,4 7,9 7,8 13,1 17,4 22,4 32,3 20

14-19 23,2 10,4 9,9 16,1 21,5 28,3 42,6 20 18,0 8,4 7,3 12,1 16,7 22,2 33,4 20

Соль добавленная, г 3-4 5,6 3,2 1,6 3,3 4,9 7 11,6 5** 5,5 3,2 1,5 3,2 4,9 7,2 11,1 5**

4-7 6,3 3,7 1,9 3,7 5,6 8 13,2 5** 6 3,4 1,8 3,6 5,3 7,6 12,2 5**

7-9 7,7 4,4 2,4 4,7 7 9,9 15,6 5** 7 3,7 2,2 4,4 6,3 8,9 13,6 5**

9-11 8,2 4,5 2,5 5,1 7,4 10,5 16,2 5** 7,5 4,2 2,3 4,6 6,7 9,6 15 5**

11-14 8,9 4,9 2,8 5,5 8 11,3 17,9 5** 7,9 4,5 2,2 4,8 7,1 10,2 16,3 5**

14-19 11 6,2 3,2 6,6 9,8 14 22,8 5** 7,9 4,6 2 4,6 7,1 10,2 16,5 5**

Кальций, мг 3-4 636 306 209 407 609 814 1141 900 658 315 219 443 623 827 1213 900

4-7 668 330 209 419 628 867 1276 900 653 316 206 421 617 849 1206 900

7-9 638 331 209 389 587 821 1265 1100 617 314 201 379 573 793 1224 1100

9-11 636 338 205 382 580 823 1273 1100 612 312 213 381 567 775 1191 1100

11-14 645 338 211 390 587 834 1265 1200 610 321 198 381 555 782 1200 1200

14-19 683 393 213 399 606 879 1411 1200 572 325 174 330 512 740 1183 1200

Железо, мг 3-4 10,8 4,8 4,7 7,6 10,3 13,2 18,9 10,0 11,0 5,6 4,7 7,5 10,1 13,3 20,1 10

4-7 12,2 6,0 5,0 8,6 11,4 14,7 21,4 10,0 11,8 5,5 5,0 8,2 11,0 14,4 20,8 10

7-9 13,8 6,0 6,0 9,8 12,9 16,7 24,3 12,0 13,1 5,9 5,6 9,4 12,3 15,9 23,5 12

9-11 14,6 6,6 6,3 10,2 13,6 17,8 25,9 12,0 13,9 6,2 6,2 9,8 12,9 16,8 24,3 12

11-14 15,7 8,3 6,8 10,8 14,4 19 28,4 12,0 14,5 7,1 6,1 10,0 13,4 17,6 25,9 15

14-19 17,8 8,9 7,3 12 16,2 21,7 32,9 15,0 13,8 6,8 5,5 9,2 12,7 16,9 25,7 18

Примечание. * — стандартное отклонение; ** — рекомендации ВОЗ по суточному потреблению.

Таблица 4. Доля детей и подростков, потреблявших избыточные квоты добавленного сахара и насыщенных жирных кислот

Возраст Добавленный сахар Насыщенные жирные кислоты

>10% от суточной калорийности >25% от суточной калорийности >10% от суточной калорийности >25% от суточной калорийности

3-4 года 65,4 4,1 90,6 0,7

4-7 лет 73,9 4,2 90,0 0,9

7-9 лет 69,9 3,7 89,3 0,9

9-11 лет 70,3 3,5 88,6 1,0

11-14 лет 66,1 3,4 89,2 0,8

14-19 лет 61,0 2,8 91,1 2,5

Квинтиль по среднемесячному денежному доходу домохозяйства (по субъекту РФ)

Возраст, годы 3-7 . 7-11 —11-14 ——14-19

Квинтиль по среднемесячному денежному доходу домохозяйства (по субъекту РФ)

Возраст, годы 7-11 —11-14

Рис. 1. Потребление энергии детьми в зависимости от уровня дохода семьи

Рис. 2. Квота белка (%) по калорийности рациона детей в зависимости от квинтиля дохода семьи

Квинтиль по среднемесячному денежному доходу домохозяйства (по субъекту РФ)

Возраст, годы 3-7 . 7-11 —11-14 ——14-19

Квинтиль по среднемесячному денежному доходу домохозяйства (по субъекту РФ)

Возраст, годы 3-7 . 7-11 —11-14 ——14-19

Рис. 3. Квота жира (%) по калорийности рациона детей в зависимости от квинтиля дохода семьи

Рис. 4. Квота углеводов (%) по калорийности рациона детей в зависимости от квинтиля дохода семьи

Д Квинтиль по среднемесячному денежному доходу

домохозяйства (по субъекту РФ)

Возраст, годы -3-7 . 7-11 —11-14 ——14-19

Рис. 5. Квота добавленного сахара (%) по калорийности рациона детей в зависимости от квинтиля дохода семьи

душевого дохода. В то же время потребление общих углеводов и добавленного сахара снижается (рис. 4 и 5). Такие результаты позволяют предположить положительное влияние пропаганды уменьшения потребления сахара. В то же время увеличение потребления белка и жира в более обеспеченных семьях, вероятно, может быть обусловлено высоким потреблением высокобелковой пищи животного происхождения.

Результаты анализа потребления макронутриентов свидетельствуют о существенном влиянии социально-экономических факторов на характер питания детей, что подтверждают данные, полученные нами в начале 1990-х гг. [20].

Анализ потребления добавленной поваренной соли детьми показал значительное превышение рекомендуемых величин в рационах детей всех групп (см. табл. 3). Уже в возрасте 3-7 лет около 50% детей потребляют соли больше, чем рекомендовано ВОЗ для взрослого населения (см. табл. 3). В более старших группах не менее половины детей потребляют более 5 г соли в сутки.

Таким образом, результаты исследования с очевидностью показывают, что по макронутриентному составу рационы анализируемой группы детей не соответствуют принципам сбалансированного питания: наблюдается избыточное потребление жиров, насыщенных жирных кислот, добавленного сахара, а также добавленной соли — т.е. пищевых веществ, играющих роль факторов риска развития основных неинфекционных заболеваний (сердечно-сосудистых, онкологических, сахарного диабета и др.).

Потребление с пищей некоторых витаминов представлено в табл. 2. Средние величины суточного потребления витаминов А (в ретиноловых эквивалентах)

и С близки к НФП. Следует, однако, иметь в виду, что потребление витамина С представлено без учета потерь при кулинарной обработке пищи. Среднесуточные величины потребления витаминов В1 и В2 ниже НФП. При сравнении величин среднесуточного потребления витаминов с НФП необходимо иметь в виду, что, согласно принципам разработки НФП, они соответствуют величинам, удовлетворяющим потребность не менее 97,5% лиц данной группы населения. Таким образом, средние величины потребления витаминов без учета потребления витаминосодержащих комплексов априори будут ниже НФП. В этом заключаются трудности в оценке адекватности величин потребления витаминов в сравнении с НФП. Вместе с тем средние величины потребления витаминов у детей исследованных нами возрастных групп находятся в диапазоне физиологической потребности в витаминах [14].

При анализе потребления минеральных веществ обращает внимание недостаточное потребление кальция во всех возрастных группах детей. Наибольшие отклонения от норм физиологических потребностей наблюдаются у детей в старшей возрастной группе 14-19 лет, особенно у девочек (см. табл. 3).

Отдельно следует отметить величины потребления железа. Наибольшая степень недостаточного поступления с пищей данного микронутриента наблюдается у девочек в возрасте 14-19 лет. Согласно полученным результатам, лишь 75-й процентиль величины потребления приближается к НФП в железе у девочек этой возрастной группы.

Таким образом, в потреблении микронутриентов выявлены проблемы, выражающиеся в дефиците важнейших минеральных веществ — кальция и железа, необходимых для нормального физического и умственного развития детей.

Проведенный анализ фактического потребления энергии и пищевых веществ однозначно свидетельствует о существенных изменениях фактического питания детей в 2013 г. по сравнению с первой половиной 1990-х гг. [1-4]. В структуре потребляемой энергии фактического рациона питании детей России 2013 г. выявлены признаки так называемого богатого питания, заключающиеся в высокой квоте в рационах детей различных возрастных групп белка, общего жира, НЖК. К этому следует добавить высокие уровни потребления поваренной соли. Так же как в 1990-е гг. [4, 20], на структуру потребления энергии влияет уровень дохода семьи: с увеличением дохода увеличивается квота белка и общего жира в суточной калорийности рационов питания.

Основные нарушения питания детской популяции 3-19 лет, выражающиеся в избыточном потреблении жиров, НЖК, добавленного сахара и поваренной соли в сочетании с недостаточным потреблением кальция и железа, могут стать факторами риска нарушения роста и развития детей, а также быть предикторами развития патологических состояний и заболеваний во взрослой жизни.

Сведения об авторах

Мартинчик Арсений Николаевич — доктор медицинских наук, профессор, ведущий научный сотрудник лаборатории эпидемиологии питания и генодиагностики алиментарно-зависимых заболеваний ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии» (Москва) E-mail: amartin@ion.ru

Батурин Александр Константинович — доктор медицинских наук, профессор, руководитель направления оптимальное питание ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии» (Москва) E-mail: baturin@ion.ru

Кешабянц Эвелина Эдуардовна — кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник лаборатории эпидемиологии питания и генодиагностики алиментарно-зависимых заболеваний ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии» (Москва)

Фатьянова Людмила Николаевна — начальник отдела статистики условий жизни населения Федеральной службы государственной статистики (Москва) E-mail: fatyanova@gks.ru

Семенова Ярослава Алексеевна — кандидат биологических наук, специалист по питанию отдела по диетологии Исследовательского центра «Нестле» (Лозанна, Швейцария) E-mail: iaroslava.semenova@rdls.nestle.com

Базарова Лолита Бафоевна — врач-педиатр, руководитель научного отдела по диетологии Исследовательского центра «Нестле» (Лозанна, Швейцария) E-mail: lolita.bazarova@rdls.nestle.com

Устинова Юлия Вадимовна — кандидат технических наук, специалист по питанию, ООО «Нестле Россия» (Москва) E-mail: yuliya.ustinova@ru.nestle.com

1. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Баева В.С., Пескова Е.В. и др. Особенности фактического питания детей и подростков России в середине 90-х годов // Рос. педиатр. журн. 1998. № 6. C. 48-52.

2. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Зохури Н. Фактическое потребление энергии и основных пищевых веществ детьми и подростками России в середине 90-х // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья. 1998. № 3. C. 15-21.

3. Martintchik A.N., Baturin A.K., Heising E. Nutrition monitoring of Russian school children in period of economic change: a WHO multicenter survey, 1992-1995 // Am. J. Clin. Nutr. 1997. Vol. 65, N 4, suppl. P. 1215-1219.

4. Батурин А.К., Зинин В.Г., Тутельян В.А. и др. Питание и здоровье в бедных семьях. М. : Просвещение, 2002. 304 с.

5. Вржесинская О.А., Коденцова В.М., Сафронова А.И. и др. Оценка обеспеченности витаминами детей дошкольного возраста неин-вазивными методами // Педиатрия. 2016. № 3. С. 119-124.

6. Захарова И.Н., Творогова Т.М., Громова О.А., Евсеева Е.А. и др. Недостаточность витамина D у подростков: результаты круглогодичного скрининга в Москве // Педиатр. фармакология. 2015. Т. 12, № 5. С. 528-531.

7. Тутельян В.А., Батурин А.К., Конь И.Я., Мартинчик А.Н. и др. Распространенность ожирения и избыточной массы тела среди детского населения РФ: мультицентровое исследование // Педиатрия. 2014. Т. 93, № 5. C. 28-31.

8. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Кешабянц Э.Э., Пескова Е.В. Ретроспективная оценка антропометрических показателей детей России в 1994-2012 гг. по новым стандартам ВОЗ // Педиатрия. 2015. Т. 94, № 1. С. 156-160.

9. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Кешабянц Э.Э., Пескова Е.В. Гендерные и возрастные особенности и тенденции распространения ожирения среди взрослого населения России в 19942012 гг. // Вопр. питания. 2015. Т. 84, № 3. С. 50-57.

10. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/

11. Методические рекомендации по оценке количества потребляемой пищи методом 24-часового (суточного) воспроизведения питания. Утв. Зам. Главного государственного санитарного врача Российской Федерации, № С1-19/14-17 от 26 февраля 1996 г.

12. Сорвачева Т.Н., Мартинчик А.Н., Пырьева Е.А. Комплексная оценка фактического питания и пищевого статуса детей и подростков. М., 2014.

13. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Баева В.С. и др. Альбом порций продуктов и блюд. М. : Институт питания РАМН, 1995. 64 с.

14. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации. Методические рекомендации МР 2.3.1.2432-08.

15. Руководство по потреблению сахаров взрослыми и детьми. Резюме. ВОЗ, 2015. 11 с. (доступно на сайте ВОЗ www.who.int).

16. Руководство. Потребление натрия для взрослых и детей. Резюме. ВОЗ, 2013. 7 с. (доступно на сайте ВОЗ www.who.int).

17. Vermorel M., Lazzer S., Bitar A., Ribeyre J. et al. Contributing factors and variability of energy expenditure in non-obese, obese, and post-obese adolescents // Reprod. Nutr. Develop. 2005. Vol. 45, N 2. P. 129-142.

18. Scagliusi F.B., Ferriolli E., Lancha A.H.Jr. Underreporting of energy intake in developing nations // Nutr. Rev. 2006. Vol. 64, N 7 Pt 1. P. 319-330.

19. Diet, nutrition and the prevention of chronic diseases: report of a Joint WHO/FAO Expert Consultation. Geneva : World Health Organization, 2003 (WHO Technical Report Series, No. 916).

20. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Трофименко Л.С., Баева В.С. и др. Социальные факторы, определяющие характер питания школьников Москвы в 1992-1995 гг. // Рос. педиатр. журн. 1998. № 4. С. 39-44.

1. Martinchik A.N., Baturin A.K., Baeva V.S., Peskova E.V., et al. Fea- the mid-90s. Rossiyskiy pediatricheskiy zhurnal [Russian Journal of

tures of the actual nutrition of children and adolescents of Russia in Pediatrics]. 1998; (6): 48-52. (in Russian)

2. Martinchik A.N., Baturin A.K., Zokhuri N. Actual consumption of energy and macronutrients by children and adolescents of Russia in the mid-90’s. Profilaktika zabolevaniy i ukreplenie zdorovja [Preventing Diseases and Promoting Health]. 1998; (3): 15-21. (in Russian)

3. Martintchik A.N., Baturin.A.K., Helsing E. Nutrition monitoring of Russian school children in the period of economic change: a WHO multicenter survey, 1992-1995. Am J Clin Nutr. 1997; 65 (4): 1215-9.

4. Baturin A.K., Znin V.G., Tutelyan V.A., et al. Nutrition and health in poor families. Moscow: Prosveshchenie, 2002: 304 p. (in Russian)

5. Vrzhesinskaya O.A., Kodentsova V.M., Safronova A.I. Assessment of the vitamin status of preschool children by non-invasive methods. Pediatriya [Pediatrics]. 2016; (3): 119-24. (in Russian)

6. Zakharova I.N., Tvorogova T.M., Gromova O.A., Evseyeva E.A., et al. Vitamin D insufficiency in adolescents: results of year-round screening in Moscow. Pediatricheskaya farmakologiya [Pediatric Pharmacology]. 2015; 12 (5): 528-31. (in Russian)

7. Tutelyan V.A., Baturin A.K., Kon’ I.Ya., Martinchik A.N., et al. Prevalence of obesity and overweight among the children of the Russian Federation: a multicentre study. Pediatriya [Pediatrics]. 2014; 93 (5): 28-31. (in Russian)

8. Martinchik A.N., Baturin A.K., Keshabyants E.E., Peskova E.V. Retrospective assessment of anthropometric indicators of Russian children in 1994-2012 according to the new WHO standards. Pediatriya [Pediatrics]. 2015; 94 (1): 156-60. (in Russian)

9. Martinchik A.N., Baturin A.K., Keshabyants E.E., Peskova E.V. Gender and age characteristics and trends in the prevalence of obesity among the adult population of Russia in 1994-2012. Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2015; 4 (3): 50-7. (in Russian)

10. Official site of the Federal Service of State Statistics http://www.gks. ru/.(in Russian)

11. Methodical recommendations for estimating the amount of consumed food by the 24-hour recall. Approved. Deputy. Chief State Sanitary Doctor of the Russian Federation, No. C1-19/14-17 dated February 26, 1996. (in Russian)

12. Sorvacheva T.N., Martinchik A.N., Pyrieva E.A. Integrated assessment of the dietary intake and nutritional status of children and adolescents. Moscow, 2014. (in Russian)

13. Martinchik A.N., Baturin A.K., Baeva V.S. Album of portion sizes of food and dishes.. Moscow: Institut Pitania RAMN, 1995: 64 p. (in Russian)

14. Norms of physiological needs in energy and nutrients for different groups of the population of the Russian Federation. Methodical recommendations MP 2.3.1.2432 -08. (in Russian)

15. Guidelines for the consumption of sugars by adults and children. Summary. WHO, 2015, 11 pp. (Available on the WHO website at www. who.int).

16. Management. Sodium intake for adults and children. Summary. WHO, 2013: 7 p. (Available on the WHO website at www.who.int).

17. Vermorel M., Lazzer S., Bitar A., Ribeyre J., et al. Contributing factors and variability of energy expenditure in non-obese, obese, and post-obese adolescents. Reprod Nutr Dev. 2005; 45 (2): 129-42.

18. Scagliusi F.B., Ferriolli E., Lancha A.H. Jr. Underreporting of energy consumption in developing nations. Nutr Rev. 2006; 64 (7 Pt 1): 319-30.

19. Diet, nutrition and the prevention of chronic diseases: report of a Joint WHO / FAO Expert Consultation. Geneva: World Health Organization; 2003 (WHO Technical Report Series, No. 916).

Источник

Читайте также:  Гостевые дома лазаревского с питанием