Меню

Бен челеро питание энергетиками



Питание кристаллами

Автор: Бен Челеро
Год издания: 2013

Одна из версий происхождения человека гласит, что человек произошел из кристалла, который выделил первое семя. Что это был за кристалл, сказать сегодня сложно. Возможно, он соответствовал по своей структуре янтарю, на который указывают римляне, в частности, Плиний Старший, определявший не только структуру кристалла, но и его аромат. Впрочем, возможно, речь идет и не об одном кристалле, а о целой их группе. Согласно Иоанну Богослову, человек состоит из двенадцати кристаллов, которые образуют тринадцатый — его душу.

Если считать, что кристаллы, по сути, стали первыми образовательными формами для людей, то становится ясно, почему человек познавал структуру пространства, и согласно структуре этих кристаллов затем он стал описывать пространство. Все вещи, которые окружали людей, воспринимались ими как элемент воздействия на пространство, где были свои оси и углы, указывающие на то, как различные формы влияют на пространство — подобно тому, как они воспринимали кристаллы. Хотя изначально, конечно, восприятие имело природные, а не бытовые функции.

Мир рассматривался древними с позиции минерализации. И если принять, что человек произошел из кристалла, то вся его жизнь рассматривалась с позиции кристаллизации. Человек и его жизнь изначально имели соответствие с тем или иным видом кристаллической структуры.

Само возникновение кристаллов, получается, имело свою небесную, земную и человеческую природу. На земле их чаще всего соотносили с водой, небом и горами. Но все же наибольшее соответствие в формообразовании человека рассматривалось в связи с теми или иными горами, с кристаллами. Гору рассматривали с позиции тела. Она могла иметь как мифический (то есть некий символический прообраз), так и человеческий аспект. Так, древнекитайский манускрипт Сан Хэйдина «Древние сказания о горах и людях» (V век до н. э.) указывает на соответствие людей и гор.

Впрочем, сама наука о кристаллах уходит своими корнями в еще более древние времена как у самих китайцев, так и у египтян, которые проводили различные опыты с кристаллами и камнями. Естественно, что и в латиноамериканской, и в кельтской, и в индийской культурах мы встречаем столь же серьезное отношение к камню. Более чувственный аспект, связанный с переживанием и вкусом, мы находим уже у древних греков (у Теофраста), а впоследствии и у римлян (у Плиния Старшего).

В дальнейшем представление о камнях стало подчиняться единому пониманию кристалла как философского камня, то есть камня, который был в состоянии генерировать энергию. И, возможно, первыми, кто обратил на это внимание, были арабские алхимики аль-Бируни (973 — ок.1050) и Авиценна (980 — 1037). Однако многие их работы были засекречены суфийскими мистиками. Кстати, по одной из версий, под хорошо известным Граалем понимался определенный вид кристалла, возможно, киноварь или винный камень.

В средние века алхимики также пытались получить из кристаллов бесконечную, нескончаемую энергию. Надо сказать, что тайна кристаллической структуры минералов и поныне не дает покоя различным исследователям, мистикам и ученым, хотя в начале XX века человек и смог дать научное физическое определение кристаллической структуре.

1669 год принято считать годом формирования науки кристаллографии благодаря работам Эразма Бартолина и Николая Стенона, которые обобщили знания о кристаллах и показали свой собственный опыт.

Ну а сама наука о кристаллах появилась благодаря трудам норвежского ученого Виктора Мориса Гольдшмидта. Именно эта наука возвращает нас к изначальному пониманию кристаллов как камней, у которых наличествует тело, то есть структура. Изучение поведения кристаллов вообще говорит о них как о живых организмах, и их поведение ничем не отличается от поведения структуры самого человека. Только энергия в кристалле более совершенная и более высокочастотная. На кристаллы стали смотреть геометрически — так, как на них смотрели древние люди. А если соотнести этот подход с даосской концепцией, то, по сути, ее научно доказали.

Фактически, человечество соответствует 12 видам кристаллов, каждый из которых с энергетических позиций имеет 7 частей. Восемь кристаллов способны вывести человека из временного пространства в безвременное. Все они понимаются под единым названием — киноварь. Внутри них существует три совершенных ритма, описываемых тремя кристаллами — золотом, серебром и одним из кристаллов, соответствующим конкретному человеку (например, алмаз) и выводящим на нефрит как на вид совершенной генерации энергии.

Так что искусство превращения металла в золото, пришедшее к нам от средневековых алхимиков, есть понятийное условие перекристаллизации, которое может быть связано как с внутренним питанием, так и с перестройкой структуры самого тела (в соответствии, к примеру, со структурой яшмы или того же золота)…

Источник

Бен Челеро

Практический опыт: 30 лет

Бен Челеро — инициационное имя Олега Чернэ, полученное и сформированное им в течение 20 лет изучений и исследований, связанных с различными шаманскими традициями мира. Традиций, вначале манящих своей таинственностью, эзотеричностью, а затем знаниями взаимодействия с силами природы, глубинами познания ее духа.

Реальным же прорывом в этом направлении для Бена Челеро стали летающие люди, с которыми он встретился у Кастанеды, который изменил в нем многие понятия и отношения к ценностям жизни и направил в нужном направлении. «Откровением стало и строительство Астрального города майянскими жрецами», — говорит Бен Челеро.

Находясь десять лет в традиции древних магов, Бен Челеро стирал свою личную историю, и она вообще была вынесена за скобки общественного существования. Он слился с землей, горами, ветром, пустыней и джунглями, где находил для себя истинную жизнь в познании невидимого, но так притягивающего его мира. Погружаясь во все возможные шаманские традиции от майянских жрецов и брухосов шипибо до африканских племенных верований и аборигенов маори. В результате был набран огромный практический опыт понимания не только современного, но и древнего шаманизма.

Сегодня он говорит, что долго жил параллельной реальностью, так как не хватало опыта и знаний предать этому адекватное понятие, ментальные принципы. Но, самое главное, что Бен Челеро вынес из этого опыта — это умение понимать пространство, умение с ним общаться: «Это особый язык видения, особая ментальность. Особый принцип жизни, законы которого опираются на служение пространству, местам и предметам силам, духам растений», — говорит он.

Читайте также:  Консультации по питанию для похудения

Весь этот период можно разделить на познание себя сначала с позиции первого, затем второго и, наконец, третьего внимания, которые определяют способность проникать в иные плотности, если хотите, реальности пространства.

Самый сложный и длинный период — это первый, где внимание путалось с наблюдением и поиском тайн и волшебства. Этот период прошел под девизом «Где ты? Эй, you!», но с задачами формировать намерение. Весь шаманский путь того времени, который он определил под законами первого внимания, состоял из борьбы между потерей себя и нахождением себя, и если бы не его параллельные искания в других областях метафизики, то он, возможно, потерялся бы в пространстве шаманизма, так и не найдя из него выход. И сегодня он утверждает, что, не пройдя путь воина или охотника, потеряться в пространстве шаманизма очень просто.

Своими основными учителями в этом направлении он сегодня считает горы, леса и пустыни, но без Карлоса Кастанеды, Виктора Санчеса и других, которые вывели его на путь тринадцатой солнечной печатью майя, становление его как шамана было бы невозможным.

В результате всех этих поисков в исследовании шаманизма сформировались три индейские линии — мезоамериканская, андийская, североамериканская, в изучение племен анасази, зуни и хопи. Латинская Америка вскрыла интерес к Африке и непосредственно к культуре йоруба, нкиси и догонов.

И если добавить сюда полинезийские культуры и австралийских аборигенов, среди которых ему часто приходилось бывать, то можно сказать, что он охватил все существующие подходы в изучения шаманизма. Ну а европейские маги и ведьмы дополняли всю эту картину.

Конечно, даже имея племенной опыт в различных церемониях и ритуалах, Бену Челеро не хватало анализа. И здесь он считает, что ему здорово помогли такие исследователи, как Роджер Уолш, Айвон Вог, Стивен Хьюстон, Галина Ершова, Юрий Кнорозов, Майкл Ко, Дэвид Кейли, Вильям Гейтс, Эдуардо Монтезума, Милослав Стингл и Льюис Спенс.

Со временем за основу представления шаманского искусства он взял следующие дисциплины:

  • Ритуал общения с силами природы, растений
  • Путь в трех видах внимания
  • Развитие шаманского видения
  • Жизнь с намерением
  • Поход за личной силой
  • Строительство Астрального храма
  • Теория пределов

Шаманизм дал Бену Челеро важное понимание времени и пространства, что позволило ему все шаманские культуры разделить на традиции двух типов: матричные и переходные. Матричная — та, что сохраняет внутри себя схему законов и знаний, и обычно эти культуры как раз строили Астральные города. Переходная — та, которая либо еще не до конца сформировалась в стройную систему знаний, либо у нее нет задачи стать предтечей и «подготовкой» для какой-то иной культуры, задачи.

Понятие «матричности» культур оказалось довольно емким: оно, например, объясняет многие исторические загадки, касающиеся судеб древних цивилизаций. Переходной была, к примеру, мезоамериканская культура мишкеков. Матричная же мезоамериканская культура ольмеков показала, собственно, знания о трансформации, порталах, переходе в другие измерения, что и является основой познания в строительстве Астрального города. Подобное было и у чавин в Южной Америке, анасази в Северной Америке, у йоруба и догонов в Африке.

Как таковая матричная культура не может быть разрушена извне: она настолько глубока в знаниях, что если ее кто-то «завоевал», то это значит, что ко времени завоевания она просто переставала нуждаться в существовании, создав для «ухода» нечто такое, что ее трансформировало. Матричность подразумевает объемность, единое развитие физического, энергетического и духовного начал.

Обобщения такого рода закономерно легли в основу некоего универсального учения о единстве и гармонии природного, общественного и человеческого, что достигается через личностное развитие. Дело может существенно облегчить структура, содержащая в себе знания о системности и закономерности, которые создают «изначальные условия». В ином случае приходится быть первопроходцем, тратить дополнительную энергию на «изучение правильных изучений», в этом плане даосская традиция позволила Бену Челеро стать качественным учеником, а не потеряться в пространстве шаманизма.

«Теория пределов» или параллельности пути легла в основу разработки своеобразного мировоззрения именно индейского пути, пути Бена Челеро. Путь шамана сформировал базу знаний третьего интегрального поля, которые легли в основу книги «Алхимия духа».

Бен Челеро

Oпит в практиката: 30 години

Бен Челеро — това е името, което Олег Черне получил по време на инициация и което се родило в 20 годишните му изследвания и изучаване на различните шамански традиции по света. Традиции, които първоначално привличали със своята тайнственост и езотеричност, а после и със знанията си за това как да се взаимодейства със природните сили, с дълбочината им на познаване на духа на природата.

Но истински пробив в тази посока за Бен Челеро станали летящите хора, с които се срещнал при Кастанеда, който пък от своя страна променил много от негови разбирания и отношения към ценностите на живота, и който му задал необходимата посока. „ „За мен стана откровение и строителството на Астралния град от жреците на маите“,- казва Бен Челеро.

Пребивавайки десет години сред традициите на древни магове, Бен Челеро изтрил личната си история, тя изобщо изчезнала от общественото съществуване. Слял се със земята, планините, вятъра, пустинята и джунглите, и намирал истинския живот в познанието на невидимия, но толкова примамлив свят. Потопил се във всевъзможни шамански традиции-от маянските жреци и брухоси на шипибо до африканските племенни вярвания и тези на аборигените маори. В резултат на това набрал огромен практически опит в разбирането не само на съвременния, но и на древния шаманизъм.

И днес казва, че живял дълго в този паралелен свят, защото не му стигали нито опита, нито знанията, за да даде адекватно определение и ментални принципи на всичко това. Но най-главното, което Бен Челеро извлякъл от този опит е умението му да разбира пространството и да общува с него: „Това е особен език на виждания, особена менталност. Особен жизнен принцип, чиито закони се опират на служба в името на пространството, местата и предметите на силата, духа на растенията»,- казва той.

Читайте также:  Торговля детским питанием как вид деятельности

Целият този период може да бъде разделен на самопознание отначало от позицията на първото внимание, после на второто и накрая – на третото внимание, които определят способността за проникване в други, различни плътности, ако искате – други реалности на пространството.

Най-сложният и дълъг период е първият, когато вниманието се бърка с наблюдението, с търсенето на тайни и вълшебства. Този период минал под девиза : „Къде си? Ей, you!” но и със задачата да се формира намерение. Целият шамански път от това време, който той определя, че е по законите на първото внимание, се състоял в борба между загубата и намирането на себе си, и ако не са били паралелните му метафизични търсения, то той, може би, би се изгубил в пространството на шаманизма, без да намери изход от него. И днес твърди, че ако не си минал пътя на воина или ловеца, да се изгубиш в пространството на шаманизма е много просто.

За свои учители в това направление днес той счита планините, горите и пустините, но без Карлос Кастанеда, Виктор Санчес и другите, които го извели на пътя на тринадесетия слънчев печат на маите превръщането му в шаман би било невъзможно

В резултат на всички тези търсения в изследване на шаманизма се сформирали три индиански линии: мезоамериканска, андийска, северноамериканска при изследване на племената анасази, зуни и хопи. Латинска Америка отворила интерес към Африка, по-непосредствено – към културата на йоруба, нкисите и догоните.

И ако добавим тук и полинезийските култури, и тези на австралийските аборигени, сред които често му се налагало да бъде, то може да се каже, че обхванал всички съществуващи подходи в изучаването на шаманизма. А европейските магове и магьосници само допълват цялата тази картина.

Но на Бен Челеро му липсвал анализът, въпреки племенния опит в различни церемонии и ритуали. Той смята, че в анализа му помогнали такива изследователи като Роджър Уолш, Айвон Вог, Стивън Хюстън, Галина Ершова, Юрий Кнорозов, Майкъл Ко, Дейвид Кейли, Уилям Гейтс, Едуардо Монтезума, Милослав Стингъл и Луис Спенс.

В течение на времето основните дисциплини, които представят шаманското изкуство за него са:

  • Ритуалът за общуване със силите на природата, растенията
  • Пътя на трите вида внимание
  • Развитие на шаманското виждане
  • Живот в намерение
  • Поход за лична сила
  • Строителството на Астралния храм
  • Теория на пределите

Шаманизмът дал на Бен Челеро важно разбиране на времето и пространството, което му позволило да раздели всички шамански култури на традиции от два типа: матрични и преходни. Матрична е тази, която съхранява в себе си схемата на законите и знанията. Именно тези култури са строили Астрални градове. Преходната е тази, която или още не е успяла докрай да се формира като стройна система от знания, или която няма за задача да стане предтеча и „подготовка“ за някаква друга култура, задача.

Понятието „матричност“ на културите се оказало доста обемно и съдържателно: то например обяснява много загадки на историята, отнасящи се до съдбата на древните цивилизации. Преходна е била например мезоамериканската култура на мишкеките. А матричната мезоамериканска култура на олмеките пък показала знания за трансформацията, порталите, прехода към други измерения, което е основата на познанието за строителството на Астралния град. Същото е било и при чавините в Южна Америка, анасазите в Северна Америка, йоруба и догоните в Африка. Като такава матричната култура не може да бъде разрушена отвън: тя толкова надълбоко заляга в знанията, че даже ако някой я „завоюва“, това означава, че към времето на завоюването ѝ тя просто е престанала да има нуждата да съществува и създавала нещо, което ѝ позволявало да си „отиде“, и което я трансформирало. Матричността подразбира наличие на обемност, единно развитие на физическото, енергийното и духовно начало.

Обобщенията от този род са залегнали закономерно в основата на някакво универсално учение за единство и хармония на природното, общественото и човешкото, което се достига чрез развитие на личността. И наличието на структура, в която има знания за системността и закономерностите, създаващи „изначалните условия“, може много да облекчи тази дейност. Иначе би се наложило човек да става пионер, да губи допълнително енергия за „изучаване на правилните изучавания“. В този план даоистката традиция позволила на Бен Челеро да стане качествен ученик и да не се загуби в пространството на шаманизма.

„Теория на пределите“ или паралелността на пътя залегнала в основата на разработката на своеобразен мироглед именно на индианския път, пътя на Бен Челеро. Пътят на шамана формирал базата знания за трето интегрално поле, които са в основата на книгата “Алхимия на духа“.

Ben Chelero

Experiencia práctica: 30 años

Ben Chelero es el nombre de iniciación de Oleg Cherne, que recibió y formó a lo largo de 20 años de estudios e investigaciones relacionados con diversas tradiciones chamánicas del mundo. Se trata de esas tradiciones, que al principio seducen con sus misterios, con su carácter esotérico y luego entregan el conocimiento de la interacción con las fuerzas de la naturaleza, las profundidades del proceso de conocer su espíritu.

Un verdadero cambio en esta dirección para Ben Chelero fue provocado por las personas voladoras con las que se encontró cuando visitó a Castaneda quien le cambió la idea y actitud que tuvo respecto a los valores de la vida, dirigiéndole al camino correcto. “La construcción de la Ciudad Astral por los sacerdotes mayas fue una revelación” — dice Ben Chelero.

Siguiendo la tradición de los antiguos magos durante diez años, Ben Chelero borró su historia personal y en general ésta fue sacada del paréntesis de la existencia social. Se fusionó con la tierra, las montañas, el viento, el desierto y la selva, donde encontró la verdadera vida en el proceso de conocer el mundo invisible, pero tan atractivo. Se sumergió en todas las tradiciones chamánicas posibles, desde sacerdotes mayas y brujos de Shipibo hasta creencias tribales africanas y aborígenes maoríes. Como resultado, obtuvo una gran experiencia práctica en la comprensión no solo del chamanismo moderno, sino también del antiguo.

Читайте также:  Принципы раздельного питания реферат

Hoy en día dice que durante mucho tiempo vivió en realidad paralela, ya que no tenía la experiencia suficiente y conocimiento para dar a todo esto una idea adecuado y principios mentales. Pero lo más importante es que gracias a eso, Ben Chelero adquirió la capacidad de comprender el espacio, la capacidad de comunicarse con el mismo: “Este es un lenguaje especial de la visión, una mentalidad especial. Es un principio específico de la vida, cuyas leyes se basan en el servir al espacio, los lugares y los objetos de poder, los espíritus de las plantas” — dice él.

Todo este período se puede dividir en el autoconocimiento primero desde el punto de vista de la primera, luego la segunda y finalmente la tercera Atención, que determina la capacidad de penetrar en otras densidades, digamos, realidades del espacio.

El período más difícil y largo es el primero, donde la Atención se confunde con la observación y la búsqueda de secretos y magia. Este período pasó bajo el lema: “¿Dónde estás tú? ¡Hey, you!”, pero con las tareas planteadas de formar una Intención. Todo el camino chamánico de ese tiempo, que él definió bajo las leyes de la Primera Atención, consistía en la lucha entre perder y encontrarse a sí mismo y si no fueran sus búsquedas paralelas en otras áreas de la metafísica, probablemente se hubiera perdido en el espacio del chamanismo sin encontrar la manera de salir del mismo. Y hoy en día afirma que, al no pasaar el camino de un Guerrero o el Cazador, será muy fácil perderse en el espacio del chamanismo.

Ahora, él considera como principales maestros en esta dirección las montañas, los bosques y los desiertos, pero sin Carlos Castañeda, Víctor Sánchez y otros, quienes lo llevaron por el camino del décimo tercer sello solar maya, convertirse en chamán sería imposible.

Como resultado de todas estas búsquedas en el estudio del chamanismo, se formaron tres direcciones principales: la mesoamericana, la andina y la norteamericana (en la investigación de las tribus Anasazi, Zuni y Hopi). América Latina despertó el interés por África, en particular, por la cultura de Yoruba, Nkisi y Dogón.

Y si agregamos aquí las culturas polinesias y los aborígenes australianos, entre los cuales a menudo tuvo que encontrarse, entonces podemos decir que abarcó todos los enfoques existentes para el estudio del chamanismo. Pues bien, los magos y las brujas europeas complementaron todo este panorama.

Por supuesto, aun teniendo experiencia tribal en varias ceremonias y rituales, Ben Chelero carecía de análisis. Y aquí cree que en gran medida le ayudaron los investigadores como Roger Walsh, Ivon Vogh, Stephen Houston, Galina Ershova, Yuri Knorozov, Michael Co, David Kelley, William Gates, Eduardo Montezuma, Miloslav Stingl y Lewis Spence.

Con el tiempo, tomó las siguientes disciplinas como base para la presentación del Arte chamánico:

  • El ritual de la comunicación con las fuerzas de la naturaleza, con las plantas
  • El Camino en tres tipos de Atención
  • El desarrollo de la visión chamánica
  • Vida en Intención
  • Búsqueda del poder personal
  • Construcción del Templo Astral
  • Teoría de los límites

El chamanismo dio a Ben Chelero una importante comprensión del tiempo y el espacio, lo que le permitió dividir todas las culturas chamánicas en dos tipos: tradiciones matrices y tradiciones de transición. Las matrices son las que guardan en sí un patrón de leyes y conocimientos. Generalmente, son las culturas que construyeron las Ciudades Astrales. La de transición es la que aún no está completamente formada en un sistema coherente de conocimientos, o no tiene la tarea de convertirse en un precursor y “preparación” para alguna otra cultura o tarea.

El concepto de la “matriz” de las culturas resultó ser bastante amplio. Por un lado, explica muchos misterios históricos relacionados con el destino de las civilizaciones antiguas. Por ejemplo, la cultura mesoamericana de los mixtecas fue una de transición. La cultura matriz mesoamericana de los olmecas mostró, de hecho, conocimientos acerca de la transformación, portales, la transición a otras dimensiones, que es la base del saber de la construcción de la Ciudad Astral. Lo similar está representado en la cultura chavín en Sudamérica, la Anasazi en Norteamérica y Yoruba y Dogón en África.

Cómo tal, la cultura matricial no puede ser destruida por influencias externas: tiene un conocimiento tan profundo que, si alguien la “conquistó”, eso significa que, en el momento de la conquista, simplemente ya no necesitaba existir más en esa forma, creando algo que la transformara para poder “irse”. El carácter matriz implica volumen, un desarrollo íntegro de principios físicos, energéticos y espirituales.

Las generalizaciones de este tipo formaron naturalmente la base de una cierta doctrina universal de la unidad y la armonía de lo natural, lo social y lo humano, que se logra a través del desarrollo personal. La acción puede ser facilitada en gran medida por una estructura que contiene conocimiento sobre el sistema y patrones que crean “las condiciones iniciales”. De lo contrario, la persona debe ser primero un pionero, gastando energía adicional en “el estudio de los estudios correctos”. Respecto a eso, la tradición taoísta ha permitido a Ben Chelero convertirse en un alumno de calidad y no perderse en el espacio del chamanismo.

La “Teoría de los límites” o el Paralelismo del Camino formaron la base para el desarrollo de una cosmovisión específica del Camino indio, el Camino de Ben Chelero. El camino del chamán creó el fundamento del conocimiento del Tercer Campo Integral, que sirvió de base para libro La Alquimia del Espíritu.

Источник