Меню

История развития лечебного питания



Краткий исторический очерк развития лечебного питания

Глава 1

Из книги «ОСНОВЫ ЛЕЧЕБНОГО ПИТАНИЯ», Певзнер М. И., 1958 г., 3-е издание

Интересные мысли о значении питания как терапевтического средства, основанные на наблюдениях, врачи высказывали еще до на­шей эры. К сожалению, многие правильные и весьма ценные положе­ния врачей того времени были совершенно забыты.

В старинных рукописях, являющихся первоисточниками изучения истории медицины, имеются указания на то, что уже египетские врачи (жрецы) придавали большое значение питанию больных как лечебно­му средству. Древние египтяне и евреи применяли пищевые продукты для лечения больных разными заболеваниями.

Большое значение придавал диетотерапии Гиппократ. По его мне­нию, терапия должна сводиться главным образом к урегулированию диеты. Нужно уметь на разных стадиях болезни выбирать пищу как в количественном, так и в качественном отношении. «Наши пищевые вещества должны быть лечебным средством, а наши лечебные средства должны быть пищевыми веществами» — писал он. У Гиппократа же мы находим положения (афоризмы), сохраняющие свое значение и в настоящее время, но, к сожалению, забываемые многими современными врачами, например: «Малопитательная и ограниченная диета всегда опасна при хронических болезнях».

Гиппократ указывал (правда, не всегда верно), что «путем подбо­ра пищевых продуктов и особым способом их приготовления можно резко уменьшить вредное влияние пищи при том или другом заболева­нии». В трактате «О режиме при острых заболеваниях» Гиппократ рез­ко восстает против тех врачей, которые морили больных голодом в на­чале острого заболевания, а затем сразу переводили их на усиленное питание: «. Таких больных, — говорит Гиппократ, — нужно питать с са­мого начального периода, нужно только уметь сделать надлежащий выбор пищи соответственно стадии болезни. надобно также обращать внимание: кому следует давать пищу один или два раза, в большем или меньшем количестве, сразу или по частям; необходимо обращать также некоторое внимание на привычки, время года, местность и возраст».

Все эти ценные положения Гиппократа, соответствующие основным требованиям и современной диетотерапии, были забыты. Например, только в XIX веке клиницисты начали борьбу против назначения боль­ным абсолютно голодных диет при острых инфекционных заболеваниях. Первым клиницистом, выставившим требование полноценного ра­ционального питания при острых заболеваниях, был С. П. Боткин. Школа С. П. Боткина впервые доказала, что при брюшном тифе более значительный терапевтический эффект получается на фоне рациональ­ного и усиленного питания больного (см. главу «Лечебное питание при острой дизентерии и брюшном тифе» ).

После Гиппократа более подробные сведения о диетотерапии встре­чаются у знаменитого римского врача Асклепиада из Вифании (128—56 гг. до н. э.). Представители его школы выработали подробные указания к употреблению пищевых веществ и напитков при лечении разных болезней, что дало повод некоторым авторам считать Асклепиа­да родоначальником диетотерапии. Он отвергал фармакотерапию и в противовес воззрениям того времени, что «природа лечит сама», требо­вал активного лечения, состоящего из диеты и физиотерапии.

Много указаний о значении диетотерапии мы находим и у Клав­дия Галена (II век н. э.), который составил обширную энциклопедию по всем отраслям медицины.

В средние века, во времена упадка культуры, процветала почти исключительно фармакотерапия. Впрочем, некоторые сведения о пита­нии больных мы находим в Кодексе Салернской школы (XIII век).

С развитием естествознания, анатомии и физиологии с XVII века диетотерапия постепенно начинает занимать определенное место в медицине. Знаменитый английский врач Сиденгайм, которого нужно считать прямым последователем учения Гиппократа, указывал, что как для профилактики, так и для лечения при многих заболеваниях достаточно определенной диеты и правильного образа жизни. Сиденгайм разработал специальные пищевые рационы при подагре и ожирении. Он выступал против увлечения лекарствами и требовал замены аптеки кухней.

Из современников Сиденгайма можно отметить Гидеона Гарвея— потомка знаменитого Гарвея, открывшего кровообращение. Гарвей предложил диету с весьма резким ограничением жира, которою он на­значал чисто эмпирически при ряде заболеваний. Эта диета, носящая в литературе название диеты Бантинга (по фамилии больного, кото­рый широко пропагандировал применение её), и в настоящее время рекомендуется многими врачами.

Интересно отметить, что в XVIII веке, в основном в Англии и Франции, диетотерапия стала своеобразной формой лечения голодом, особенно при острых инфекционных заболеваниях. Таким образом, в этих случаях врачи шли против установок Гиппократа, признанных современной диетотерапией.

С конца XVIII века и после работ Лавуазье и его последователей, когда ученые ближе подошли к пониманию вопросов обмена веществ, началась совершенно новая фаза развития проблемы питания здорового и больного человека. Со второй половины XIX века вопросы питания стали разрабатываться почти во всех странах.

Из отечественных авторов следует отметить В. В. Пашутина, Б. И. Словцова и др. Особенно интересны замечательные работы В. В. Пашутина. В своих лекциях по общей патологии (патологической физиологии) в 1878 г. он выдвинул совершенно новые для того времени положения. В противоположность многим зарубежным ученым (особенно немецкой школы) он резко подчеркивал интимную связь между всеми органами как при физиологическом, так и при патологическом состояния и указывал на роль нейро-гуморальной системы: «Здоровое состояние организма определяется полной гармонией в деятельности отдельных органов. Органы нашего тела оказывают друг на друга столь интимное взаимодействие, что уклонение от нормы в своей функции одного органа неизбежно влечет за собой ряд расстройств, более или менее резких, и в других органах, словом, во всем организме». Это положение, сформулированное во второй половине прошлого столетия русскими патофизиологами ещё до работ И. П. Павлова, оказало огромное влияние не только на дальнейшее развитие учения о питании здорового и больного человека, но и на развитие медицинской науки вообще. Именно русские физиологи и клиницисты (особенно школа С. П. Боткина) положили начало функциональной патологии и научно обосновали синтетические представления в медицине.

В дальнейшем был выяснен вопрос об энергетических тратах и о потребностях организма для осуществления этих затрат. На основании полученных данных различные авторы стали предлагать специальные диеты, содержащие избыточное количество пищевых веществ при недостатке их в организме или исключающие имевшиеся в избытке в организме вещества.

В 80-х годах Бунге и Гофман выявили значение минеральных ве­ществ для питания. В 1880 г. Н. И. Лунин, изучая влияние минераль­ных солей для питания животного, впервые отметил наличие в молоке особых веществ, находящихся в нем в минимальной концентрации, но жизненно необходимых для животного. Лишь 30 лет спустя одно из подобных веществ было выделено польским ученым Функом, давшим ему название витамина.

В 1885 г. вышла монография Д. В. Каншина «Энциклопедия пита­ния», осветившая вопросы физиологии, химии, гигиены и технологии питания. Д. В. Каншин указывал на исключительную роль питания как лечебного средства и отдавал ему преимущество перед медика­ментозной терапией. Он ставил вопрос о необходимости организации Академии питания, которая наряду с научной разработкой проблемы питания здорового и больного человека проводила бы подготовку кад­ров для теоретической и практической работы в области народного питания и вела бы широкую пропаганду научно обоснованных сведе­ний по питанию. В дальнейшем начало развиваться и учение о гормо­нах. Постепенно накапливалось все больше данных для научного по­строения пищевых рационов. В конце прошлого столетия имело место даже увлечение вопросами лечебного питания, особенно в Германии. Ноорден в 1893 г. организовал в Берлине первые курсы для врачей по вопросам обмена, питания и диет для больных. Лейден и Клемперер при участии известных немецких клиницистов издали большой труд (переведен на русский язык) «Лечение питанием» (в Интернете встречается под названием «Руководство по диэтетическому лечению»), в котором указы­валось, что при всяком заболевании лечебное питание имеет громадное значение, что диетотерапия должна строиться на строго научных основах.

В это же время появились «Лекции о работе главных пищевари­тельных желез» И. П. Павлова (1897). Работы гениального русского физиолога поставили во всем мире на совершенно новый и оригиналь­ный путь экспериментальные и клинические исследования в области физиологии и патологии желудочно-кишечного тракта и оказали гро­мадное влияние на дальнейшее развитие диетотерапии.

Учение школы И. П. Павлова о деятельности пищеварительных желез в физиологических и патологических условиях впервые и необы­чайно ясно выявило значение не только количества, но и качества пи­тания и повлияло на научную разработку вопросов питания больногочеловека. Можно смело сказать, что там, где разрабатывались вопро­сы питания больного человека, в лаборатории всегда можно было най­ти и собаку с павловским желудочком для эксперимента.

Приблизительно к этому же времени относится тенденция вклю­чить в число предметов, преподаваемых на медицинском факультете, и учение о диетотерапии. Ноорден — один из самых крупных зарубеж­ных исследователей патологии обмена, организовал при 1-й медицин­ской клинике Венского университета специальную диетическую кухню, чтобы ознакомить будущих врачей не только с основами диетоте­рапии, но и с лечебной кулинарией.

В царской России в программу преподавания в Военно-медицин­ской академии, в Московском и Одесском университетах диететика входила как составная часть в курс фармакологии и бальнеотерапии или гигиены, или «теоретической медицины». Однако программы этой дисциплины были очень краткими. У виднейших русских клиницистов того времени (Г. А. Захарьина, С. П. Боткина, А. А. Остроумова, Н. Ф. Филатова) мы находим ряд указаний на значение питания и характер последнего при некоторых заболеваниях. Необходимо отме­тить, что в конце прошлого столетия вопросами питания больного спе­циально занялась школа С. П. Боткина. Как было указано выше, С. П. Боткин одним из первых стал настаивать на усиленном и раз­нообразном питании при сыпном и брюшном тифе. Однако научная клиническая разработка вопросов лечебного питания шла очень мед­ленно, как и внедрение его в повседневную медицинскую практику. Увлечение диетотерапией в конце прошлого столетия очень быстро прекратилось. Только представители таких дисциплин, как болезни об­мена, желудочно-кишечного тракта, стремились все лечение при этих заболеваниях свести к диетотерапии. Появились новые увлечения фи­зиотерапией, лечением бактериологическими препаратами и медика­ментами. Поток всевозможных патентованных и непатентованных средств буквально затопил клиники, чему способствовало бурное раз­витие химико-фармацевтической промышленности, особенно в Герма­нии, отчасти во Франции и в Англии. Это был период, когда клиници­сты, пользуясь более усовершенствованными методами исследования (физические и химические), считали своей главной целью установление диагноза болезни, клинической симптоматологии, а по мере углубления знаний по биохимии — выяснение более точного патогенеза.

Самые блестящие зарубежные клиницисты того времени во всех своих лекциях касались терапии только вскользь, не обосновывая на­учно применения того или другого терапевтического фактора. В ре­зультате уменьшения внимания к терапии начало XX века характери­зуется недостаточной научной разработкой вопросов терапии вообще— в это время преобладала эмпирическая терапия. Критически подхо­дя к тем данным, которыми располагала наука о питании больного человека лет 30—35 назад, приходится признать, что данные эмпи­рических наблюдений часто были противоречивы и научно мало обос­нованы.

Читайте также:  Правильное питание при качке мышц

Лечебное питание в тот период являлось достоянием отдельных врачей и очень мало применялось в клиниках и лечебных учреждениях. Этим методом пользовались почти исключительно в немногих частных санаториях. Благодаря применению лечебного питания эти санатории нередко приобретали исключительную популярность.

Интересно отметить, что более широкое внедрение в жизнь дието­терапии как лечебного питания началось во всех странах на курортах. К сожалению, диеты на курортах представляли собой обычное питание, из которого исключали острые салаты, жирные блюда, иногда сырые фрукты и включали блюда без острых приправ, компоты без сахара, сладкие блюда на сахарине для больных диабетом и т.п. На Международном съезде физиотерапевтов в 1913 г. была приня­та резолюция, в которой врачам рекомендовалось посылать больных на те курорты, где они могут получить лечебное питание.

На наших курортах в дореволюционное время вопрос о лечебном питании был выдвинут впервые Обществом ессентукских врачей. В Ессентуках была организована столовая лечебного питания. К сожа­лению, она просуществовала всего 2—3 месяца, так как оказалась убыточной.

После Великой Октябрьской социалистической революции вопро­сы лечебного питания в нашей стране стали разрабатываться с 1921 г., когда при курортной клинике отдела лечебных местностей Наркомздрава СССР под руководством М. И. Певзнера было организовано специ­альное отделение на 75 коек для лечения болезней органов пищева­рения и диетического лечения. Здесь были разработаны схемы пита­ния больных по роду заболеваний (8 диет), а на III Всесоюзном ку­рортном съезде в 1922 г. был поднят вопрос о внедрении лечебного питания на курортах.

С этого времени началась организация лечебного питания в сана­ториях и домах отдыха Кавказа, Сибири, Южного берега Крыма, на Одесском курорте, курортах средней полосы РСФСР, в районах лече­ния кумысом, а затем и на курортах Грузии. Советское здравоохране­ние сделало курортное лечение доступным всем трудящимся.

Курортное лечение было организовано главным образом в сана­торных условиях (что являлось большой редкостью даже для самых крупных заграничных курортов). Квалифицированной медицинской по­мощью и лечебным питанием были обеспечены все больные. Это было замечательной демонстрацией перед всем миром достижений социали­стической революции.

Основы лечебного питания разрабатывались в клинике и проверя­лись на практике. При клинике были впервые организованы специальные курсы по диетотерапии для курортных врачей.

Работники клиники, а также врачи санаториев, проходившие курсы по лечебному питанию, в дальнейшем применяли на практике лечебное питание на курортах. В сотнях санаториев, развернутых после Великой Октябрьской социалистической революции, широкие массы трудящихся получали лечебное питание. В 1924 г. открылась первая столовая лечебного питания в Ессентуках, а затем и на других курортах. В том же году на медицинском факультете Московского университета в программу приват-доцентского курса по болезням желудочно-кишечного тракта, который читал М. И. Певзнер, впервые был включен специальный раздел диетотерапии.

Благодаря постоянной заботе партии и правительства о здоровье трудящихся не существовало материальных лимитов при разработке схем и норм лечебного питания больных на курортах. Мы основывались исключительно на потребностях организма при том или другом заболевании, исходя не из минимальных, а из оптимальных количеств тех или иных продуктов, необходимых для больных. Это позволило с самого начала улучшить качественный состав продуктов лечебного питания, а также вести борьбу с увлечением чрезмерной калорийностью пищи больных и стремлением строить все рационы, основываясь главным образом на количестве питательных веществ. Были созданы нормы питания для различных лечебных учреждений.

Эта большая работа, проведенная рядом физиологов и клиницистов Советского Союза, является весьма ценным вкладом в науку о питании больного человека. Советской медицине принадлежит приоритет проверки и изменения пищевых рационов (разработанных в клинике) для больных определенных профессий, лечащихся без отрыва от производства. Это стало возможным только благодаря тому, что (как увидим ниже) при ряде фабрик и заводов были организованы столовые лечебного питания, которые стали научными базами для разработки и изучения пищевых рационов.

С развитием в нашей стране общественного питания, быстрым ростом числа общественных столовых, фабрик-кухонь, в которых питание получали десятки и сотни тысяч трудящихся, лечебное питание стало применяться и в этих столовых, и на фабриках-кухнях. Там ор­ганизовывались специальные диетические отделения, открывались и специальные столовые лечебного питания. В июне 1928 г. Совнарком СССР в специальном постановлении указал, что при строительстве новых столовых общественного питания необходимо предусматривать организацию диетических отделений.

Этот этап работы в области лечебного питания ясно подчеркивает органическую связь советской науки с практикой и выявляет специфические особенности науки в социалистическом государстве. На международных конгрессах (в 1928 г. в Амстердаме, в 1932 г. на конгрессе по болезням обмена веществ в Вене, в 1935 г. в Брюсселе на гастроэнтерологическом конгрессе и в 1936 г. в Лунде и Стокгольме) наши выступления, в которых излагались данные по проверке и уточнению пищевых рационов при различных заболеваниях в стадии компенсации в условиях труда, всегда встречались с большим интересом.

В 1929 г. в Москве был организован Центральный научный институт питания с рядом отделов: санитарно-гигиеническим, физиологии питания, биохимии, отделом общественного питания, плановым отделом и специальным отделом лечебного питания под руководством М. И. Певзнера. Создание последнего из указанных отделов фактически было дальнейшим развитием диетического и гастроэнтерологического отделения Института курортологии, так как весь коллектив работни­ков этого отделения был переведен в новый институт. Отдел лечебното питания состоял из отделения организации лечебного питания и клиники лечебного питания на 120 коек.

Необходимо отметить своеобразие организации клиники лечебного питания, так как это имело влияние на дальнейшую разработку вопросов лечебного питания и гастроэнтерологии.

С самого начала целевой установкой клиники была научная разработка вопросов лечебного питания. В клинике были созданы отделения для больных с болезнями почек и сердца, печени, заболеваниями суставов и ревматизмом, болезнями желудка, кишок, специальное отделе­ние для больных язвенной болезнью и отделение для больных сахарным диабетом. Подавляющее большинство больных не получало ни медикаментов, ни физиотерапии, а только пользовалось лечебным питанием (для точности экспериментальных наблюдений). При клинике были организованы специальные лаборатории: иммунобиологическая, патофизиологическая, биохимическая со специальным отделением для экспериментов на животных и фармакодинамическая для выявления влияния различных пищевых продуктов на функции отдельных органов и систем.

Известный немецкий клиницист Боас в статье, посвященной созданию клиники для специальной научной разработки диетотерапии (напечатана в немецком журнале для усовершенствования врачей за 1931 г.), писал: «Мы должны проследить, чтобы другие страны нас, немцев, не перегнали в этом вопросе». В сноске говорилось, что, по его, Боаса, сведениям, подобная клиника (Клиника лечебного питания) уже открыта в Москве.

Научно-исследовательская работа отдела не ограничивалась клиникой, так как с 1930 г. выявился новый этап развития лечебного питания. При заводе «Серп и молот» в Москве нами была организована столовая лечебного питания. Эта столовая работала 23 часа в сутки,, обслуживала работающих как в дневных, так и в ночных сменах и являлась научно-исследовательской базой клиники. Здесь проверялись диеты, их влияние на людей без отрыва от их ежедневной производственной работы, намечались новые формы применения лечебного питания, выявлялись новые показания к лечебному питанию как фактору, обладающему терапевтическим и профилактическим действием. Эту работу мы считаем очень важным этапом в развитии лечебного питания в Советском Союзе.

Помимо Центрального института питания в Москве, вскоре были развернуты филиалы его в других городах, в первую очередь отделы лечебного питания в Харькове, Одессе, Иванове, Горьком, Ленинграде, Ростове, Новосибирске и Киеве, что способствовало еще более широкой разработке вопросов лечебного питания.

Только в стране строящегося социализма могли быть созданы такие условия. Коллектив научных сотрудников нашего отдела, освоив принципы построения лечебного питания на производстве, энергично приступил к организации столовых лечебного питания в промышленных центрах, на новостройках, в различных пунктах страны. В даль­нейшем активное участие в организации столовых лечебного питания на производстве принял Харьковский институт питания.

Следует отметить особую форму организации лечебного питания в системе внебольничной помощи, которая получила развитие сначала в Москве, а затем в Харькове и Киеве. Это диетические профилактории, в которых определенные группы больных (главным образом с желудочно-кишечными заболеваниями) проходили полное обследование, получали полное суточное питание и необходимую медицинскую помощь.

Совет содействия общественному питанию при Совнаркоме РСФСР в постановлении, принятом в 1931 г., подчеркивал значение лечебного питания, называя последнее «рельсами для перевода общественного питания к рациональному, соответственно физиологическим потребностям организма».

В то время как организация лечебного питания в системе внебольничной помощи быстро развивалась, внедрение его в больницах и клиниках шло более медленно, хотя все-таки гораздо быстрее и шире, чем в других странах. Во Франции, Германии, Австрии, где впервые стала развиваться диетотерапия, лечебное питание получало очень ограниченное количество больных.

Читайте также:  Рацион натурального питания для хаски

В больницах и клиниках нашей страны лечебное питание посте­пенно вводилось для всех, больных. В большинстве учреждений была создана система лечебного питания, разработанная клиникой лечебного питания, наиболее удобная для практического осуществления и в то же время дающая возможность индивидуализировать питание. По постановлению правительства в 1936 г. были резко увеличены ассигнования на питание больных в больницах и клиниках, что дало возможность более широко назначать лечебное питание. Успешному внедрению лечебного питания способствовало также мощное развитие пищевой промышленности, выпускавшей богатый ассортимент продуктов, в том числе большое количество специальных диетических продуктов, полуфабрикатов и блюд.

Согласно директивам Наркомздрава РСФСР, лечебное питание внедрялось не только в городских, но и в сельских больницах.

В 1932 г. была создана первая кафедра лечебного питания при Центральном институте усовершенствования врачей.

Таким образом, лечебное питание широко внедрялось в лечебные и профилактические учреждения системы здравоохранения, улучшалась подготовка медицинских кадров по этим вопросам.

Советская медицина внесла много нового и оригинального в разработку как научно обоснованных организационных форм лечебного питания, так и ряда других проблем.

Работа советских врачей и ученых шла по линии:

  1. Создания специальных пищевых рационов и разработки норм питания при различных заболеваниях как эффективного метода лечения и профилактики;
  2. Научной разработки проблем лечебного питания соответственно современным взглядам медицины;
  3. Внедрения в практику и разработки различных организационных форм лечебного питания для лечебных и профилактических учреждений, а также в условиях внебольничной помощи;
  4. Создания специальных диет и организационных форм внедрения лечебного питания в военных госпиталях как в мирное время, так и во время Великой Отечественной войны;
  5. Подготовки медицинских кадров по лечебному питанию.

Разработка вопросов и проблем лечебного питания велась в полном контакте между клиницистами и физиологами, что вообще очень характерно для советской медицины.

Представители школы И. П. Павлова — Л. А. Орбели, К. М. Быков, И. П. Разенков и др. — доказали, что все стороны деятельности органов пищеварения — секреторная, моторная, всасывательная и экскреторная — находятся под регулирующим влиянием коры головного мозга и зависят от состояния нейрогуморальной системы. Было обнаружено, что на функциональное состояние органов пищеварения оказывает влияние и фон питания (многочисленные работы школы И. П. Разенкова). И. П. Разенков исследовал влияние качества пита­ния на функции пищеварительных органов, высшую нервную деятельность, сердечно-сосудистую систему и на другие функции орга­низма.

Физиологи и клиницисты опубликовали немало экспериментальных работ по вопросу о влиянии, которое оказывают специально построенные пищевые рационы на функции отдельных органов и на весь организм (И. П. Разенков, Н. И. Лепорский, К. М. Быков, С. И. Чечулин, М. И. Певзнер, работы физиологического отдела Бальнеологического института Кавказских Минеральных Вод и др.).

Рядом исследований было подтверждено влияние качественно различного питания на центральную нервную систему. И. П. Павлов уже давно указывал, что к внешним факторам, влияющим на кору головного мозга, следует отнести и химические вещества, поступающие в организм с пищей. Исследования школы И. П. Разенкова показали влияние качественно различного питания на центральную нервную систему, процессы возбуждения и торможения в коре больших полушарий, на условнорефлекторную деятельность животных.

«В качественно различном питании, — говорит И. П. Разенков,— мы имеем мощный фактор, при помощи которого функцию и трофику тканей, органов, систем и организма в целом мы можем изменять по произволу или в сторону их усиления или ослабления».

Клиника лечебного питания, как мы увидим ниже, на большом материале показала, что при помощи определенных диет и рационов питания можно влиять в сторону нормализации нарушенной функции того или другого органа, той или другой системы, на реактивную способность организма, на сенсибилизацию последнего.

Своеобразная структура Клиники лечебного питания позволила широко разрабатывать вопросы лечебного питания. В клинике подробно изучались вопросы диетотерапии, ее влияние на весь организм в целом, а не только на нарушенную функцию того или другого органа, т. е. нейрогуморальная диетотерапия.

В то время коллектив Клиники лечебного питания вместе с известным советским патологом В. Т. Талалаевым установил (после большого количества экспериментов на животных и продолжавшихся в течение нескольких лет клинических наблюдений над людьми), что избыточное введение углеводов резко повышает сенсибилизацию организма и может влиять на иммунобиологические свойства его. Это по­зволило предложить совершенно новые, так называемые десенсибилизирующие диеты, временно подавляющие гиперергическое состояние организма. При экспериментальных исследованиях в патофизиологической лаборатории клиники выяснилось, что диеты с ограниченным содержанием углеводов не только влияют на состояние регуляторных механизмов, но и резко меняют физико-химические свойства белков клетки. Это дало научное обоснование для применения с большим успехом десенсибилизирующих диет при болезнях, патогенез которых связан с гиперергическим состоянием организма. В дальнейшем этот вопрос был более широко разработан советскими (особенно работы А. Е. Альперна) и зарубежными учеными (см. главу «Лечебное питание при ревматизме и неревматических заболеваниях суставов»).

Разработка советскими учеными другой проблемы — роли белка пищи при патологических состояниях организма — имеет также большое теоретическое и практическое значение. Коллектив Клиники лечебного питания при наблюдении за большим числом больных и в экспериментах на животных еще в 1934 г. выявил (в противовес прежним воззрениям), что введецие в организм нормального количества белка, особенно белка мяса, не задерживает восстановления функциональной способности печени при различных заболеваниях ее и что содержание гликогена в печени у животного, получающего нормальное количество мяса, оказывается не меньше, чем при ограничении последнего, как считали до сих пор (эксперименты Л. Б. Берлина на собаках). Эти новые данные о влиянии белка при заболеваниях печени позволили предложить новые пищевые рационы, эффективность которых была подтверждена другими советскими клиницистами. Приоритет выявления новых возможностей питания больных с заболеваниями печени принадлежит советским ученым. Только в 1941 г. американские авторы подтвердили наши данные. Свои наблюдения и исследования они называют «делающими эпоху», совершенно игнорируя работы советских ученых, опубликованные еще в 1935 г. на русском и французском языках.

В период Великой Отечественной войны и после нее на большом клиническом материале, и в эксперименте на животных было выявлено значение качества белка (особенно липотропных веществ) при заболеваниях печени (см. главу «Лечебное питание при заболеваниях пече­ни и желчных путей»).

К достижениям советской медицины нужно отнести и разработку проблемы влияния питания на регуляторные механизмы при различных заболеваниях. При этом удалось выяснить, что ряд симптомов со стороны желудка (при гастритах, язве, крапивнице и ряде неврозов) зависит от чрезвычайной лабильности регуляции сахара крови и что одним из способов влияния на эту нарушенную регуляцию являются специальные пищевые рационы (с ограничением легко всасываемых углеводов и частыми приемами пищи). Эти специальные пищевые рационы часто дают возможность для дифференциальной диагностики между анатомическим и функциональным поражениями желудка. Нередко они уменьшают и лабильность вегетативной нервной системы.

Наши исследования и клинические наблюдения, а также работы клиники Всесоюзного института зкспериментальной медицины подтвердили правильность концепции русских физиологов (школа И. П. Разенкова), что при определенных условиях нервная система из регулятора процессов превращается в регулируемый субстрат, а ранее бывший регулируемым субстрат — гумор — становится регулятором,, что построенные определенным образом пищевые рационы в зависимости от качественного состава различно влияют на нервные и гуморальные регуляторы, изменяя их соотношение в сторону преобладания в одних случаях нервного, в других — гуморального регулятора. Эти работы советских ученых подчеркнули значение «алиментарного метода» как метода познания физиологических закономерностей и изменения последних при особых патологических условиях.

Принимая во внимание, что при лечении самых разнообразных заболеваний и травм военного времени теперь придается большое значение введению витаминов, Клиника лечебного питания провела ряд исследований и наблюдений в области витаминологии, а также разработала методывведения витаминов в различные диеты при помощи пищевых продуктов. Кроме Центрального института питания, в этом направлении многое сделал Одесский институт питания (Д. Б. Мар- шалкович, Л. А. Черкес), Ленинградский институт питания (С. М. Рысс), Новосибирский институт питания (К. Г. Карасев, Ф. К. Меньшиков) и ряд других клиник и медицинских институтов. (А. Л. Мясников, В. Н. Смотров и др.).

Выявляя новые продукты питания для больных, советские клини­цисты все время работали в тесном контакте с Наркомпищепромом, в частности с Витаминпромом. В результате было выпущено в продажу большое количество диетических продуктов и концентратов, обеспечивающих большую эффективность лечения больных. В этом отношении многое сделал Одесский институт питания (его клиника) и Центральный институт питания (витаминный отдел и Клиника лечеб­ного питания).

Кроме Клиники лечебного питания в Москве, как указывалось выше, вопросы диетотерапии разрабатывались в институтах питания в Ленинграде, Киеве, Харькове, а также в Одессе и Новосибирске. Конференция по лечебному питанию (1937), на которой присутствовали делегаты почти всех наших союзных республик, показала, что в СССР идет серьезная научная работа, затронуты основные вопросы и проблемы этой еще молодой дисциплины, имеющей блестящую перспективу.

В составлении различных пищевых режимов, нередко с совершенно оригинальным подходом к вопросу, участвовал ряд советских клиник, больниц и отдельных ученых [Л. С. Лившиц, В. М. Коган-Ясный, М. М.. Губергриц, Л. А. Черкес, Д. Б. Маршалкович (Украина) , И. И. Рыбаков (Горький), К.Г. Карасев, Ф. К. Меньшиков (Новосибирск), Н. И. Лепорский (Воронеж), С.М. Рысс (Ленинград)]. В соответствии с современными взглядами на этиологию и патогенез различ­ных заболеваний разрабатывались новые диеты в Клинике лечебного питания и в других московских клиниках [МОКИ, больница «Медсан-труд», в больнице имени Остроумова, где имеется специальное отделение по лечебному питанию (зав. Н. К. Мюллер)]. В Боткинской больнице детально разрабатывались пищевые режимы при острых инфекционных заболеваниях (С. Я. Бахмутская) и при диабете (И. М. Клинковштейн). В Детской больнице имени В. П. Образцова на основе подробных исследований обмена веществ были выработаны новые принципы построения пищевых рационов при острых инфекцион­ных заболеваниях у детей (О. П. Молчанова, Ю. К. Полтева, Институт питания АМН СССР).

Читайте также:  Вилла магия новофедоровка питание

К достижениям советской медицины нужно отнести разработку более точных показаний к введению в пищу при определенных заболеваниях продуктов-витаминоносителей, определенного фона питания, необходимого для оптимального действия витаминов, а также методики введения последних. Тесная связь клиник с витаминной промышленностью способствовала включению в эту работу ученых и научных учреждений многих городов Советского Союза (Москва, Ленинград, Одесса, Киев, Харьков, Казань, Новосибирск). Еще до Великой Отечественной войны появился ряд работ советских ученых по вопросам применения витаминов в определенных комбинациях для лечения ран и усиления регенеративных процессов (И. Г. Руфанов, М. И. Певзнер, С. Д. Балаховский и др.).

В 1938 г. при Клинике лечебного питания была организована специальная лаборатория для выявления фармакодинамического действия отдельных пищевых продуктов (их специфического действия на определенные органы и системы). Были получены весьма интересные данные (параллельные исследования на животных и людях) о влиянии дыни, арбуза, кураги, сырого бычьего сердца, экстрактивных веществ, мяса и других продуктов на диурез, выделение минеральных солей и функцию сердца. В той же клинике началась разработка проблемы влияния различных минеральных солей (их количества и качества) пищевых продуктов на эффективность определенных диет при различных заболеваниях.

Клиника лечебного питания в Москве уже вскоре после ее организации начала внедрять лечебное питание в Советской Армии. М. И: Певзнер и И. И. Бутин разработали специальные нормы лечеб­ного питания для армии в условиях лагерной и городской жизни (практически проведя это в кавалерийском и стрелковом полках и пользуясь обыкновенным красноармейским пищевым рационом). В сборнике, посвященном 25-летнему юбилею Советской Армии, были помещены специальные статьи по этому вопросу. Затем были составлены диеты при разных заболеваниях для госпиталей в мирное и военное время. При одной из войсковых частей работала бригада сотрудников клиники и образцово построила там лечебное питание. За год до Великой Отечественной войны эта бригада и ряд научных сотрудников клиники во главе с директором ее организовала лечебное питание в Главном военном госпитале имени Н. Н. Бурденко, а также в госпиталях Московского военного округа. Еще в 1934 г. бригада научных сотрудников Клиники лечебного питания совместно с травматологическим отделением Института скорой помощи имени Н. В. Склифосовского в больничной обстановке изучала у 35 больных с гнойными скальпированными ранами и ампутациями влияние специальной диеты на заживление ран. Наблюдения показали большую эффективность определенных диет. Особенно это было заметно при гнойных, длительно не заживающих ранах.

Во время войны с белофиннами (1939—1940) бригада сотрудников клиники (во главе с М. С. Маршаком) занималась внедрением лечебного питания в эвакогоспиталях Калининской области. Эта работа дала возможность выявить большую эффективность лечебного питания при комплексном лечении раненых и послужила основанием для разработки специальных диет в эвакогоспиталях военного времени. Лечебное питание при лечении травм военного времени оказалось столь важным фактором, что Всесоюзное совещание по комплексному лечению военно-травматических поражений органов движения и нервной системы приняло резолюцию, в которой говорилось: «. Лечебное пита­ние является обязательной составной частью комплексной терапии военно-травматических поражений локомоторного аппарата, нервной системы, ожогов, отморожений».

Наркомздрав СССР издал специальную инструкцию по комплексной терапии военной травмы. Помещенные в этой инструкции показания к назначению различных специальных диет, разработанных коллективом клиники на основании практического опыта, полученного в эвакогоспиталях, стали во время Великой Отечественной войны пособием для военного врача. В руководстве, изданном перед самой войной Военно-санитарным управлением, был включен раздел лечебного питания, приведены пищевые рационы при различных заболеваниях.

Важное значение имела работа клиники по выяснению действия шиповника и глюкозы в определенной комбинации. Большое количе­ство экспериментальных работ на животных, а затем наблюдения над больными и здоровыми людьми показали, что шиповник с глюкозой повышают функциональную способность сердца. Если их вводят до или во время чрезмерных физических напряжений, они снижают явления утомления со стороны нервно-мышечного аппарата, сердечно-сосудистой системы и благотворно влияют на обмен. Положительное влияние шиповника с глюкозой мы проверили в некоторых частях Мо­сковского военного округа. Прием глюкозы с шиповником снимал субъективные и объективные признаки усталости после усиленных маршей, бросков и наступлений. Витаминпром по нашему рецепту выпустил таблетки и лепешки «Витамин С с глюкозой».

Во время Великой Отечественной войны для повышения эффективности хирургической и терапевтической помощи, оказываемой раненым и больным, в большинстве эвакогоспиталей было внедрено лечебное питание по определенной системе, разработанной Клиникой лечебного питания. Советские ученые предложили также специальные, доступные для применения в условиях фронта и тыла диеты для раненых и больных (специальные диеты для раненых с каузальгическими болями, для больных, лечившихся в условиях блокады, и др.).

Клиника лечебного питания разработала схемы дифференцированного лечебного питания при различных типах одного и того же заболевания (при язве желудка и двенадцатиперстной кишки, туберкулезе, болезнях печени и др.).

Излагая историю развития Лечебного питания в нашей стране, следует отметить и развитие вопросов технологии приготовления пищи для больного, разработку способов приготовления лечебных блюд, соответственно требованиям современной научно обоснованной диетотерапии. При этом имелось в виду обеспечить сохранение в диете определенного количества и известного соотношения минеральных солей, витаминов и других составных частей. Отображением этого нового пути технологии приготовления пищи для больного явился труд Л. М. Певзнер «Основы приготовления пищи для больного в свете современных воззрений в диетологии» (Медгис 1946).

В нашей стране научная работа в области лечебного питания проводится с учетом новых данных физиологии, патофизиологии и биохимии. Экспериментально-физиологическое направление клиники наложило особый отпечаток на всю научно-исследовательскую работу советских ученых и в области лечебного питания. Оно ярко выявилось во всех научно-исследовательских работах в области лечебного питания. Во время Великой Отечественной войны лечебное питание начали применять более широко в комплексной терапии не только внутренних заболеваний. Лечебное питание стало широко внедряться и в хирургии. Дифференцированная, нешаблонная диета, назначаемая до и после операции в зависимости от общего состояния организма и тех или других органов, в настоящее время является непременным условием успеха любой оперативной помощи (см. главу «Лечебное питание хирургических больных до и после операций»).

За последние годы перед Великой Отечественной войной и в период ее в нашей стране выпущено немало руководств по лечебному питанию: М. Певзнер и сотрудники «Рациональное и лечебное пита­ние» (4-е издание), М. Певзнер «Основы лечебного питания» (2-е изда­ние), Л. Певзнер «Основы технологии приготовления пищи для больного в свете современных воззрений в диетотерапии» , М. С. Маршак «Столовая лечебного питания на производстве» , М. С. Маршак «Лечебное питание во внебольничной помощи» , Н. К. Мюллер «Больнич­ное питание», И. Ф. Лорие «Диетотерапия» (для среднего медицин­ского персонала), О. Л. Гордон «Лечебное питание для эвакогоспиталей» , М. С. Маршак «Организация лечебного питания в эвакогоспита­лях» и др.

Таким образом, советская медицинская наука и советское здравоохранение внесли много нового и оригинального в организационные формы лечебного питания, в разработку научных проблем этой дисциплины.

Тесная связь советской науки с запросами жизни и те условия, которые созданы в нашей стране для развития науки, дают уверенность в дальнейшем успешном развитии учения о питании больного человека.

От редакции

За период с 1949 г. — года выпуска второго издания «Основ лечебного питания» — до 1952 г., когда умер М. И. Певзнер, продолжалось дальнейшее изучение лечебного питания и внедрение его в медицинскую практику.

Объединенная сессия АН СССР и АМН СССР, посвященная проблемам физиологического учения акад. И. П. Павлова, происходившая в 1950 г., имела большое значение для дальнейшего развития лечебного питания в свете физиологического учения И. П. Павлова.

В 1950 г. состоялась Вторая всесоюзная конференция по лечебному питанию. В последней своей статье «Пути развития лечебного питания в свете учения И. П. Павлова», напечатанной в 1952 г. (Вопросы питания, № 1), М. И. Певзнер указывал на недостаточное внедрение учения И. П. Павлова, «в практическую медицину и, в частности, в области применения лечебного питания как терапевтического и профилактического факторов».

Под руководством М. И. Певзнера проведены исследования, посвященные влиянию различных диет на функциональное состояние центральной нервной системы при различных заболеваниях, изучалось комплексное влияние лечебного питания в сочетании с разными средствами воздействия на центральную нервную систему при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, гипертонической болезни, сахарном диабете, болезнях печени и заболеваниях сердца, в частности инфаркта миокарда (лечебное питание при инфаркте миокарда, изучавшееся М. И. Певзнером и Л. Ф. Лимчером в 1949—1950 гг., не было включено во второе издание «Основ лечебного питания» ввиду начала работы). В последующие годы, когда руководить клиникой стал проф. Ф. К. Меньшиков, началось изучение лечебного питания при атеросклерозе, малокровии, действия диет в сочетании с антибиотиками, роли режима питания при различных заболеваниях, механизма действия, а в связи с этим и принципов диетотерапии при ожирении, продолжались работы по изучению лечебного питания при инфаркте миокарда.

Значительное место занимали и углубленные исследования разных сторон обмена веществ. Еще более широко в клинике стала проводиться комплексная работа с физиологами и витаминологами.

Новые данные, полученные за период, истекший с момента выхода в свет предыдущего издания «Основ лечебного питания», нашли отражение в настоящем издании в переработанных авторами главах и при редактировании разделов книги, написанных М. И. Певзнером.

Источник